Власти не могли не понимать: разрушая один из самых популярных храмов столицы, они столкнутся с сопротивлением верующих, нежелательными толками в городе и «провокационной шумихой» на Западе. Так и вышло. Но на это пошли. Почему?

Бывшие прихожане и священнослужители Преображенского храма уверены: «Это была личная воля Хрущева. Хрущев, говорят, хотел даже память о митрополите Николае стереть с лица земли — так и сделали».

Личность владыки Николая (Ярушевича), «Златоуста XX века», вероятно, имела большое значение для судьбы его бывшего кафедрального храма. Прославившийся проникновенными и искренними проповедями, митрополит Николай был

одним из высокопоставленных и популярных в народе церковных иерархов того времени.

Развернувшиеся в хрущевскую эпоху гонения на Церковь не заставили владыку молчать. «В это тяжелое время, — отмечают его современные биографы, — «бархатный» митрополит, как порой называли Владыку Николая, мягкий и осторожный, почувствовав эфемерность надежд на укрепление Церкви, становится неузнаваемым. У митрополита начинают портиться взаимоотношения с представителями власти. Особенно раздражала их непреклонность митрополита в отношении закрытия некоторых сельских церквей Московской епархии». Митрополит фактически ступил на путь публичного противодействия государственной политике. Об этом свидетельствуют опубликованные в 1994 году воспоминания А. Рогова, в 1957—1961 годах не пропускавшего «ни одного богослужения Владыки»: «То, что Владыка произносил начиная с I960 года, было резко антихрутцевским, открыто направлено против гонений. В одной из последних проповедей митрополит Николай говорил следующее: «Сегодня вы читали в газете «Правда», а как известно, эта газета никогда правды не писала, хулу на Святую Церковь. Я говорю с этого амвона со всей ответственностью, что эта газета пишет ложь». Говорилось это в переполненном храме, почти в центре Москвы, на престольный праздник».

Если учесть, что проповеди владыки устно и письменно распространялись, то вряд ли будет далеким от истины предположение, что Преображенский храм и его приход, где митрополит проповедовал каждое воскресенье, мог представляться властям рассадником антисоветской агитации, с которым нужно покончить под любым благовидным предлогом.