В 1998 году к нижнему ярусу колокольни Рождественского храма пристроена апсида, и здесь освящена церковь. А несчастное полуживое церковное здание XVII столетия, облепленное пристройками и заводскими трубами, по-прежнему глядит глазницами расширенных окон на Большую Новодмитровскую улицу.

Немой укор москвичам, продолжающим мириться с унижением славной памяти солдат и офицеров Бутырского выборного пехотного полка и всех погибших за Отечество на «неизвестной» русско-турецкой войне XVII века.

Из всех московских частных домов XVII века дом «канцлера царевны Софьи», князя Василия Голицына, в Охотном Ряду, пожалуй, наиболее знаменит. И ныне этот дом посмертно описывают историки Москвы и искусствоведы. Вот только военные историки не уделяют ему внимания. И напрасно. Палаты Голицына в Охотном Ряду — один из немногих известных домов древнерусских полководцев.

В 1686 году князь Василий Голицын на правах древнерусского министра иностранных дел заключил «Вечный мир» с Польшей. Получив передышку на западе, Русское государство намерено было посчитаться с другим старинным врагом — Крымским ханством. Впрочем, русский поход на Крым был одним из условий подписания «Вечного мира». Россия вступила в большую европейскую игру. Пока Австрия, Польша и Венецианская республика сражались с Оттоманской портой, Москва должна была нанести удар по вассалу и союзнику турок — Крымскому ханству.

Голицын ранее участвовал в военных походах, в частности в знаменитом Чигиринском походе 1677 года. С 1682 года он фактически исполнял обязанности военного министра, возглавляя Иноземный (ведал солдатскими полками «иноземного строя»), Рейтарский и Пушкарский приказы. Стрелецкий и Разрядный (ведал комплектованием армии) приказы подчинялись ему через дьяков. Теперь Голицыну самому впервые предстояло возглавить армию. По одной из версий, назначение Голицына главнокомандующим было звеном в цепи придворных интриг: враги рассчитывали использовать его долгое отсутствие в Москве. Голицын предвидел эту опасность, но не мог отказаться от почетного назначения.