Исчезают крепостные стены, регулируются улицы-аллеи.

Москва ампирной эпохи, пронизанной духом торжества над Наполеоном, — несколько иная усадьба. Пейзажный парк-город становится все более регулярным. Целый город примерно в десять лет отстраивается в едином стиле после французского пожара. Появляются или обновляются площа- диансамбли: Красная, Театральная, Воскресенская. Но в то же время вненациональный классический стиль приправляется местными специями: «готическими» сооружениями, которые, как считается, воскрешают древнерусский стиль (Синодальная типография на Никольской, церковь Вознесенского монастыря в Кремле, Никольская башня).

Во второй трети XIX века «национальная» тенденция побеждает «интернациональную». Подрастают шатровые и столпообразные колокольни, оттесняя на задний план классические ярусные. Классический храм Христа Спасителя на Воробьевых горах отменяется и возводится в «русском» обличье на Волхонке. Главный царский дворец в Кремле также строится в «национальном стиле».

Из этих наслоений к концу XIX века постепенно складывается хрестоматийный образ «Москвы Белокаменной» В начале XX столетия строительство доходных домов в центре, промышленных зон на окраинах нарушает этот образ и вызывает поток художественной критики. Зодчие и заказчики, не стесненные жесткими стилевыми и охранными ограничениями со стороны государства, творят во всех стилях одновременно: неорусском, «неоготическом», «египетском», неоклассическом. И тут же модерн, и тут же зарождается то, что спустя десять лет станут называть конструктивизмом.

После 1917 года история повторяется, если не брать в расчет, конечно, невиданного по масштабам сноса памятников старины. Сталинская Москва стадиально соответствует классической, заимствуя и стилевые мотивы классицизма. Это упорядоченный, расчерченный прямыми линиями широких магистралей город, который призван выразить собою торжество победившего социализма и величие социалистической эпохи. Ансамбль улицы Горького с ее ровными линиями огромных домов и подстроенными под одну линию карнизами чем-то напоминает даже идеальные улицы, сошедшие со страниц трактатов об идеальных городах эпохи Ренессанса.