И поэтому все определения отменяются. И поэтому требования научной реставрации соблюдают только фанатики. И поэтому снос подлинного исторического здания в современной Москве и его замену новодельной бетонной копией именуют то реконструкцией, то реставрацией, то регенерацией. И поэтому копии ценятся выше оригиналов. И поэтому новый храм Христа Спасителя «воссоздается» из монолитного бетона и украшается гальванопластикой вместо белокаменных барельефов.

Вот мы и вернулись к теме мемориалов русской воинской славы — и утраченных, и воссозданных. Поговорив о копиях, самое время почитать о подлинниках.

отличие от остальных описанных в этой книге храмов церковь Рождества Богородицы в Бутырской слободе не уничтожена полностью. Обезображенное, лишенное глав и убранства

церковное здание, переделанное под заводской цех, и сегодня можно увидеть с Большой Новодмитровской улицы. А на Бутырской улице, 54, перед длинным и унылым производственным корпусом, стоит приземистое кирпичное сооружение, в котором внимательный глаз может различить заложенную воротную арку, пузатые столбы, наличники на окнах и даже «висячую гирьку» — деталь, характерную для русской архитектуры второй половины XVII столетия. Это основание — два нижних яруса — церковной колокольни.

Поместить описание церкви в Бутырской слободе в наш синодик погибших памятников русской воинской славы нас заставляют три обстоятельства. Во-первых, изуродованная,

скрытая от глаз людских и отрезанная от городской территории церковь Рождества Богородицы была полковым храмом Бутырского пехотного полка — старейшего регулярного соединения русской армии. Во-вторых, храм был мемориалом позабытой даже профессиональными историками тяжелой и продолжительной русско-турецкой войны 1673—1681 годов. А в-третьих, полностью уничтоженные части храма — трапезная и верхние ярусы колокольни — были изумительными памятниками русского зодчества, одними из вершин «узорочного стиля» поры его расцвета.