Два года, уединившись во временном московском жилище, Витберг самостоятельно изучал руководства по архитектуре и создавал свой проект.

В истории московской архитектуры есть несколько замечательных по замыслу, размаху и художественным качествам, но несбывшихся проектов. Здания, выстроенные по ним, могли бы решительно переменить облик Москвы; но в силу различных обстоятельств проекты не получили воплощения. Широко известен проект Кремлевского дворца Баженова. Только специалисты знают о неосуществленных проектах князя-ар- хитектора Дмитрия Ухтомского — Воскресенских триумфальных воротах на Тверской улице и Инвалидном доме между Симоновым и Даниловым монастырями. Пожалуй, многие из проектов храма Христа Спасителя могли бы занять место в этом ряду.

А вот проект Витберга и из этого ряда решительно выделялся. Трудно сказать, что был он проектом архитектурным — скорее, в первую очередь философским, религиозным, мистическим. Очень может быть, именно поэтому его и выбрал император Александр, человек очень тонкой духовной организации, которого называли мистиком на троне.

«Проект был гениален, страшен, безумен, — пишет в «Былом и думах» А.И. Герцен, знавший Витберга по вятской ссылке и, без сомнения, слышавший от архитектора о Храме очень многое, чего мы уже никогда не узнаем. — Оттого-то Александр его выбрал, оттого-то его и следовало выполнить».

Витберг создал проект, выдержанный в традиционных классических архитектурных формах, но наполнил его совершенно новым для своего времени содержанием. Он понимал, что создает небывалое, единственное в своем роде здание: «Храм во имя Христа Спасителя! Идея новая. Доселе христианство воздвигало свои храмы во имя какого-либо праздника, какого-нибудь святого; но тут явилась мысль всеобъемлющая».

Колоссальный (около 230 метров в высоту; длина нижней колоннады равнялась 640 метрам) храм, стоя на Воробьевых горах, должен был господствовать над всем городом: «Москва лежит как бы у ног храма Спасителя», — писал Витберг. Архитектор задумал храм троечастным, последовательно рассказывающим о жизни Христа. В нижнем храме во имя Рождества Христова предполагалось устроить усыпальницу погибших героев кампании 1812 года и установить доски с их именами.