Мнения разделились; депутаты рассуждали, как можно еще использовать средства, которые понадобятся для восстановления храма. Зампредседателя Думы Вячеслав Мальцев заявил, что, хотя он сам и православный, надо же подумать и об атеистах, которые катаются на стадионе на

коньках. В Саратове создана рабочая группа по восстановлению собора, но принципиально вопрос пока не решен: камнем преткновения служит судьба стадиона.

Классический Троицкий кафедральный собор в Симбирске (до сих пор Ульяновске) был построен по проекту замечательного зодчего М.П. Коринфского. Это было величественное здание с большим куполом и массивными портиками коринфского ордера на всех четырех фасадах, чем-то неуловимо напоминавшее Исаакиевский собор в Петербурге (без четырех малых куполов).

В 1823 году симбирское дворянство пригласило Коринфского для создания проекта городского собора в память Отечественной войны 1812 года. Зодчий справился с работой блистательно: император Александру приехав в Симбирск в сентябре 1824 года, ознакомился с проектом, совершенно одобрил его и собственноручно положил первый камень в основание храма. Возводить его на средства, собранные симбирским дворянством, начали летом 1827 года. К 1832 году собор был возведен, но отделка продолжалась еще десять лет. Собор был освящен 15 сентября 1841 года. В мемориальном храме хранились знамена Симбирского ополчения 1812 и 1855 годов, погибшие в пожаре 1864 года.

В 1932 году Троицкий собор пострадал от пожара, и руководство Средневолжского края, в который входил тогда Ульяновск, распорядилось снести мемориальный храм 1812 года. Несмотря на официальный статус памятника архитектуры, местные власти послали запрос в Москву, в Комитет по охране памятников революции, искусства и культуры при Президиуме ВЦИК. В 1935 году из Москвы пришел ответ: «Комитет не возражает против сноса здания б. Кафедрального собора в г. Ульяновске». Художественная общественность города попыталась отстоять собор и даже отправила делегацию в Москву. Но тут в соборе очень кстати случился новый пожар. Несмотря на то что Комитет по охране памятников в 1936 году изменил свою позицию и послал в Ульяновск предписание: «указанное здание требует, как высокохудожественный памятник, безусловного сохранения» — городские власти, ссылаясь на пожар и отсутствие средств на реставрацию, настаивали на своем.