Простительно для чужеземца рассуждение венесуэльского путешественника Франсиско де Миранда, побывавшего в Москве в 1787 году: «Затем — к Сухаревой башне (Soujareba- Bachna, что означает «голова сахару») — она же Адмиралтейская, так как в ней располагается это ведомство. Башня стоит на высоком месте и возвышается над прочими городскими зданиями. в настоящее время она пришла в запустение». Небезынтересен и отзыв другого взыскательного иностранца, французского путешественника де Кюстина (1839): «Первый этаж представляет собой огромную цистерну, питающую водой почти всю Москву. Вид этого висящего на большой высоте озера производит необычайное впечатление. Архитектура здания, довольно современного к тому же, тяжела и сумрачна. Но византийские своды, массивные лестницы и оригинальные детали создают величественнейшее целое».

Даже Маяковский, мало жаловавший русскую старину, «заметил» Сухареву башню: «Фокусник // рельсы // тянет из пасти трамвая // скрыт циферблатами башни». Часы на Сухаревой башне были еще при Петре I; позднее их перевезли в Петербург, где водрузили на колокольню Троицкой церкви. Запомнившиеся москвичам часы «с боем» на Сухаревой башне были устроены «на старинный лад» при ремонте башни в 1899 году.

Главный колокол весом в 101 пуд отбивал часы. А 8 малых колоколов играли мелодию каждые 15 минут. Сейчас сухаревские часы украшают Часовую башню в Коломенском.

В народе Сухарева башня была едва ли не самым популярным московским памятником. «Кому из русских, даже не бывших в Москве, неизвестно название Сухаревой башни? — спрашивает в конце XIX века в «Седой старине Москвы» И.К. Кондратьев. — Надо заметить, что во внутренних, особенно отдаленных, губерниях России Сухарева башня наряду с Иваном Великим пользуется какой-то особенной славой. Всякий приезжающий в Москву считает непременным долгом. хоть проехать подле Сухаревой башни, которая издавна славилась какими-то бывшими на ней чудесами».

В силу огромной популярности Сухарева башня присутствует на бесчисленных рисунках, гравюрах, календарях, планах старой Москвы. Между прочим, она запечатлена на первой русской иллюстрированной открытке, выпущенной в 1895 году.