Военным и отцам города памятник понравился. Городской голова Н.И. Гучков находил, что памятник, хотя и не является высокохудожественным произведением, все же «очень хорош». Член городской управы В.Ф. Малинин сказал: «Памятник живой, живые фигуры. В глазах простого смертного он, во всяком случае, больше отвечает своему назначению, чем, например, этот модернистский памятник Гоголю на Пречистенском бульваре». Думский политик Н.А. Муромцев, правда, сравнил постамент памятника с русской печью с бронзовыми досками-заслонками. Некий офицер заключил: «Господа модернисты пытаются очернить автора. Еще бы, какой-то неизвестный подполковник, совсем даже не художник, не скульптор, вдруг обскакал всех, хотя и было много проектов известных ваятелей».

«Модернисты» в этих речах возникли не случайно. Профессиональные скульпторы, живописцы и художественные критики приняли памятник Скобелеву в штыки. Кажется, один только художник Василий Суриков отозвался о нем одобрительно: «Отличный памятник. Очень мне нравится»

Да еще художникА. Моргунов (сын А.К. Саврасова) заявил: «Из всех московских памятников, как поставленных за последние годы, так и существующих давно, я его отмечаю как самый лучший». Но большинство отзывов звучали уничижительно.

Критик Сергей Глаголь иронизировал: «Памятник должен изображать всадника, который вылетел из ворот Тверской пожарной части (здание Тверской части с классическим портиком и башней-каланчой, украшавшее площадь, было разобрано в 1920-е годы. — КМ.) и на фоне каланчи лихо несется вскачь на высоте своего пьедестала прямо на генерал-губернаторский дом и только что не кричит: «Разойдись!»

«Если посадить человека с саблей верхом на лошадь, — доказывал художник-авангардист М.Ф. Ларионов, — это еще не есть военный герой. Должно создать художественный образ гения войны, а не просто фотографию. Скверный памятник, совсем, вдребезги скверный».