Нетрудно было сохранить первоначальный вид местности, углубив в землю полотно соединительной ветки Московско- Брестской ж-д., как это сделано в Париже». Кто знал тогда, что произойдет с «видом местности» через двадцать лет?

Ворота реставрировали к 100-летию Отечественной войны в 1912 году. Триумфальная тема, ими заданная, в те годы нашла отражение в еще одном величественном здании, входившем вместе с Бородинским мостом в единый мемориальный ансамбль памяти 1812 года: входные порталы Брянского (Киевского) вокзала, построенного в 1912—1917 годах, развивают мотивы Триумфальных ворот у Тверской заставы (наблюдение московского журналиста и краеведа Р. Рахматуллина).

Реставрировали ворота и в середине 1920-х годов, под руководством НД Виноградова. Тогда выяснилось, что ворота, которым в советской Москве не умели придумать практического применения, ветшают, не имея арендатора. А значение мемориальное новым хозяевам жизни уже не казалось столь важным. В официальном паспорте памятника архитектуры о ценности Триумфальных ворот было сказано следующее: в графе «отражение в памятнике социально-экономических формаций данной эпохи» было указано, что обилие чугуна в декоре ворот — доказательство укрепления промышленного капитала; в графе «показатели социологического анализа» говорилось о контрасте русского ампира с народным искусством 1830-х годов, хотя и отмечался «героический патриотизм архитектурной темы».

Согласно официальному изданию материалов Генерального плана Москвы 1935 года, снос Триумфальной арки не предусматривался. Более того, намечено даже было открыть перспективу на нее с расширяемой площади у Савеловского вокзала. Но планы в Советской стране принято было перевыполнять.

В 1936 году, как и следовало ожидать, выяснилось, что памятник победам царской армии в Отечественной войне мешает уличному движению столицы мирового коммунизма. В июле 1936 года приступили к их сносу, но — редкий случай — не ломали, а разбирали, причем бригада архитекторов под руководством Н. Соболева сделала тщательные обмеры памятника. Интересно, что когда убрали опору из-под колесницы Славы, она поехала — никто и не мог предположить, что ее сделали по-настоящему.