В середине 1920-х они стояли уже полуразрушенные, лишенные крестов и завершений. В апреле 1925 года часовни уже значились в списке намеченных к сносу. Ломать их собирались под предлогом расчистки древних стен Кремля от поздних наслоений. Академик И.Э. Грабарь писал о них как о «не имеющих никакой художественной ценности». Изменение идеологических функций Красной площади (форум для парадов и демонстраций с Мавзолеем Ленина, фактически храмом новой религии) ставило под угрозу физического уничтожения все ее традиционные религиозные сооружения — от соборов до образов на башнях. В 1929 году Моссовет принял секретное постановление об «очистке» Красной площади от культовых зданий. На картине К.Ф. Юона «Первомайская демонстрация на Красной площади в 1929 году» можно еще разглядеть обезглавленную Никольскую часовню у Никольских ворот. Но в том же 1929 году все четыре мемориальные часовни на Красной площади были сломаны.

«Да будет сей храм стоять века, вознося славу русскому народу». Эти слова были выбиты на специальной плите в храме Христа Спасителя. О московском кафедральном соборе в последние годы выпущены книги, альбомы, монографические исследования. Количество научных и популярных статей не поддается исчислению. Наш очерк, конечно, не может объять всех подробностей и разнообразных аспектов — истори

ческих, художественных, политических, идеологических, технических — жизни, смерти и возрождения храма Попробуем расставить основные вехи, уделяя главное внимание историческому храму XIX столетия и его мемориальному значению. Строительство нового храма Христа Спасителя происходило не так давно у всех на глазах и достаточно подробно описано.

25 декабря 1812 года российский император Александр I обнародовал манифест «О построении в Москве церкви во имя Христа Спасителя». 5 декабря 1931 года советский «император» Иосиф Сталин вздрогнул в кремлевском кабинете, услышав близкий взрыв. «Что за канонада?» — спросил он и услышал в ответ, что это сносят храм Христа Спасителя. Таковы две крайние точки в истории грандиозного храма, в начале XX века ценившегося как «памятник победы и над французами, и над раболепным поклонением Западу» (имелся в виду «русский стиль» его архитектуры).