Это были солдаты гвардейских Преображенского, Семеновского и Измайловского полков, военные моряки. При богадельне действовали Инвалидный дом для семейных офицеров  и солдат , где они жили с женами и детьми, а также приют для солдатских вдов. Работала здесь и школа для детей призреваемых, были почта, библиотека и даже сберегательная касса.

В богадельню принимались на полное бесплатное содержание отставные военные, признанные неспособными к добыванию пропитания собственным трудом и не имеющие средств к существованию. При зачислении в богадельню предпочтение оказывалось раненным в боях, кавалерам ордена св. Георгия или св. Анны.

Содержалась богадельня на общественные средства, выделяемые специальным «Комитетом о раненых», учрежденным еще в 1814 году императором Александром I. В 1893 году его капитал, складывавшийся из разнообразных пожертвований и отчислений, составлял почти 27 с половиной миллионов рублей. В богадельню поступали также немалые благотворительные средства из Капитула российских военных орденов. Жертвовали и благотворители: в 1856 году, например, московское купечество собрало в пользу богадельни 300 тысяч рублей, а душеприказчики купца Федора Рахманова пожертвовали еще 80 тысяч. Все это позволяло тратить на содер

жание богадельни немалые суммы (в 1880 году, например, 65 496 рублей).

В солдатских корпусах были комнаты-палаты (40 кв. метров), предназначавшиеся для 10 человек. Офицеры жили в отдельных комнатах и квартирах. В солдатских корпусах были устроены также столовая, лазарет, кухни, прачечные, кладовые.

Дисциплина в богадельне поддерживалась военная, привычная жителям с ранней юности. В уставе заведения оговаривались мельчайшие подробности распорядка дня, обстановки комнат, поведения жителей, пища и питье, положенные им, а также наказания за нарушения устава. Наказания, как в воинской части, включали наряд вне очереди, лишение «увольнительной» и даже арест с содержанием на хлебе и воде. Пункты устава гласили: «Призренные в военной богадельне обязываются вести себя хорошо и быть в совершенном послушании начальству», «Дозволяется употреблять время на разные занятия, не нарушающие порядка и чистоты».