Пробравшись в действующую армию, многие из них оставались в воинских частях, участвовали в боевых действиях, совершали подвиги и получали воинские награды наравне со взрослыми.

Конечно, при первой возможности детей возвращали из армии в тыл. Но, как писали тогда газеты, «мальчики, возвращающиеся с войны, попадая в суету столичной жизни, нередко оказываются в печальном положении. Большинство из них не имеет даже места для ночлега и никаких средств. Естественно, дети или опять уходят на фронт, или попадают в разряд бездомных. За неимением иного места большинство их сейчас содержится в тюрьме».

Здесь мы опять встречаемся с великой московской благотворительницей, великой княгиней Елизаветой Федоровной. Именно она, обратив внимание на бедственное положение детей, «из коих многие оказали в боевых действиях значительные подвиги», учредила в Москве специальное общежитие для юных добровольцев. В нем они должны были либо найти приют, пока за ними не приедут родные или попечители, либо подготовиться к будущей самостоятельной жизни, если забрать их домой окажется некому.

Общежитие располагалось в доме № 14 по Трубниковскому переулку, между Арбатом и Поварской улицей. Его торжественное открытие состоялось 2 мая 1915 года, хотя семеро юных добровольцев жили там уже в середине апреля. По сообщениям московской городской печати тех лет, в апреле 1916 года в «белом особняке» в Трубниковском переулке жили участники боевых действий с Германией, Австро-Венгрией и

Турцией — 65 юных добровольцев Первой мировой войны в возрасте от 9 до 17 лет. «Все в установленной форме, — описывает их репортер 1916 года, — гимнастерке цвета хаки с погонами-жгутиками. У многих на груди Георгиевские медали».

Елизавета Федоровна позаботилась и о духовном окорм- лении детей-добровольцев: 20 января 1917 года в общежитии освятили походную церковь.

После революции церковь, конечно, перестала существовать, а здание общежития добровольцев простояло до начала 1960-х годов, когда через арбатские переулки стали прорубать будущий проспект Калинина. Переулок оказался перерезан пополам новой магистралью; на месте снесенного дома № 14 стоит новый дом 27—29 по проспекту.