«На этой колокольне весьма любопытно проследить борьбу старых форм с новыми, где при обработке углов четверика «классическими» полуколоннами и карнизами устроены окошки типичной старой формы. «Звон» и шатер колокольни напоминают башню, очень похожую на башню Измайловских ворот», Церковь была построена из кирпича с двуглавым орлом в клеймах; встречаются и кирпичи с клеймом в виде буквы «Д», что указывает на изготовителя — Даниловский завод.

Царский указ в декабре 1689 года предписал известному живописцу тех лет Карпу Золотареву изготовить для храма «иконостас с флемованными дорожниками, весь резной, про

тив образца, каков ему, Карпу, дан из Государева посольского Приказу, который он же, Карп, знамения самым добрым мастерством; и тот иконостас, резь и дорожники и всякие разные штуки вызолотить». Среди украшений, сделанных для этого иконостаса, в документах значатся «шестьдесят пять фрукт разных образцов». В изготовлении иконостасов для храмов измайловской усадьбы принимал участие и белорусский резчик Клим Михайлов. Образ Покрова Богородицы из иконостаса церкви Иоасафа создал знаменитый живописец конца XVII столетия Федор Зубов. Внутренняя отделка храма продолжалась до 1692 года. Высоким уровнем художественности отличались все предметы его интерьера, например высокий поставной подсвечник работы «железного прорезного дела мастера» Петра Горбунова.

В храме бывали и два других известных художника петровской эпохи — Иван и Роман Никитины: их брат Иродион был священником церкви Иоасафа. Иван Никитин был одним из руководителей «факции» — оппозиционного кружка, близкого к царевне Прасковье Иоанновне и, как считало следствие, готовившего заговор против ее сестры Анны, ставшей императрицей. В придворной Иоасафовской церкви члены «факции» встречались под видом присутствия на богослужении и передавали друг другу некие «пасквили».

После смерти царевны Прасковьи и расправы с «факцией» усадьба пришла в упадок. Ветшала и церковь Иоасафа. Проезжая мимо Измайлова в 17б7году, императрица Екатерина II распорядилась «ветхости при той церкви починить». Но дело ограничилось разборкой восточной галереи и снятием с фасадов белокаменных украшений, грозивших падением.