Однако ни один из предложенных вариантов не мог удовлетворить всех. Осуществлению грандиозных планов мешали и дороговизна земельных участков, и нежелание владельцев их уступить. А собранные музейные коллекции тем временем хранились в кремлевском Арсенале. В конце концов «Особый комитет» решил не искать добра от добра ив 1911 году стал предлагать открыть в нем же и Музей 1812 года. Архитектор И.А. Иванов-Шиц выполнил проект приспособления части помещений Арсенала под мемориальные экспозиции, военное министерство согласилось передать для них часть помещений Арсенала. Приспособление Арсенала даже началось было (тут-то и пригодились деньги А.А. Колесникова). Однако в творческих спорах было потеряно немало времени, а юбилей Отечественной войны был уже на носу

Удивительно, но некоторые ветераны Отечественной войны 1812 года и очевидцы ее сражений дожили до 100-летнего юбилея войны с Наполеоном. Дореволюционные фоторепортеры в 1912 году запечатлели их на снимках, один из которых мы воспроизводим здесь. На лавочке сидят пятеро ветеранов Бородинского сражения. Старшему из них, Антону Винтонюку, в 1912 году было 128 лет. Рядом с ними — старуха, уверявшая, что она помнит Наполеона. 25 августа 1912 года, как писала тогдашняя пресса, император Николай II удостоил ветеранов Отечественной войны «милостивой беседы». Репортеры особо отмечали, что «ветераны сидели в Высочайшем присутствии, и только тот вставал, к кому непосредственно обращался Государь». Старики оказались достаточно бодры, чтобы совершить прогулку по Бородинскому полю. Антону Винтонюку царь там же пожертвовал двойную пенсию — 600 рублей в год. Судьбы некоторых ветеранов-долгожителей были, увы, печальны. В специальном журнале «1812 год», выпущенном к юбилею Отечественной войны, можно, например, прочесть такую заметку: «Старик Родион Медведев 139 лет родился в 1773 году, проживает в г. Дмитровске, Орловской губернии; не имея родных, побирается по миру и находится в крайней нищете. Находился в военной службе (в 1812 году ему было 39 лет), участвовал в Отечественной войне и в других войнах и не получает пенсию за утратою документов, но и без них не грех бы приютить старика, вынужденного в таком возрасте побираться, ходить по стуже в рваной одежде и прочие переносить лишения, но никто не обращает на это внимания». Да, были люди.