Ирина Антонова, директор Музея изобразительных искусств на Волхонке, говорила в начале 1990-х: «Как искусствовед ценю подлинники и не люблю новоделов. На этом месте может быть особый храм, храм-музей, храм памяти всех уничтоженных храмов». Конечно же, такие идеи и проекты, напоминающие не только о храме, но и о совершенном против него преступлении, оказались чуждыми нашему времени исторического «благолепия» и нового «исторического» мифотворчества.

31 мая 1994 года правительство Москвы, опередив даже Архиерейский собор Русской православной церкви, приняло постановление «О воссоздании храма Христа Спасителя». В 1994—1999 годах храм был выстроен заново, разумеется, в рекордно короткие сроки, с применением современных строительных материалов и технологий. Как и при строительстве храма в XIX веке, при его восстановлении был отстранен от руководства работами автор первого проекта воссоздания, более близкого к требованиям научной реставрации, А.М. Денисов. Подлинные уцелевшие фрагменты скульптурного уб- рансгва храма — горельефы, перевезенные в 1930-е годы в

Донской монастырь, — остались невостребованными. Их заменили выполненными под руководством 3. Церетели скульптурами. Воссоздание храма Христа Спасителя, как и его строительство в XIX веке, явилось, конечно, не столько архитектурным, сколько идеологически-символическим актом. Согласно сообщениям СМИ, в конце 1990-х годов в столичных коридорах власти обсуждали идею предложить ЮНЕСКО внести бетонный храм Христа Спасителя в список памятников всемирного культурного наследия. Покойный директор Российского института искусствознания А.И. Комеч говорил в беседе с автором этих строк: «Восстановили, не повторив ни в чем, храм Христа Спасителя — ни в технике, ни в декорации фасада, ни в материале. Но обществу это преподносится как образец реставрации. И общество привыкает к тому, что созданное заново — подлинник. Созданное заново при реставрации допустимо, но это всегда трагедия. А публике говорится, что это победа».

В музее восстановленного храма Христа Спасителя в его нижнем этаже можно увидеть несколько подлинных плит с именами героев 1812 года из галереи взорванного собора. А в некоторых московских церквах сохраняются драгоценные предметы, которые считают спасенными из разрушаемого храма Христа Спасителя: в церкви Всех Скорбящих на Большой Ордынке — подсвечники, в церкви Ильи Обыденного — Распятие и пасхальные облачения.