Антамблемент ворот украшала чугунная лента с гербами 36 губерний России, чьи жители участвовали в борьбе с Наполеоном. Специалисты подчеркивают, что Триумфальные ворота были одним из первых памятников, в которых столь широко использовались чугунные детали. Темного цвета, они эффектно выглядели на фоне белокаменных стен. Чугунный декор был внушителен во всех отношениях. Аллегорический барельеф в знак «торжества российских армий» весил, например, 330 пудов.

Император постоянно интересовался ходом постройки; в 1833 году, когда обсуждался вопрос о тексте памятной надписи на воротах, он лично просмотрел семь вариантов и выбрал такой: «Благословенной памяти Александра I, воздвигшего из пепла и украсившего многими памятниками отеческого попечения первопрестольный град сей, во время нашествия галлов и с ними двадесяти языков, лета 1812 огню преданный. 1826». Эта надпись на русском языке была помещена на воротах со стороны города; с противоположной стороны въезжающих в Москву встречала она же, но по-латыни.

Была заново спланирована и площадь Тверской заставы, чтобы вновь воздвигнутый монумент получил достойное окружение. Первоначальная смета Бове на построение ворот и благоустройство площади составляла 361 тысячу рублей. Ворота строились на суммы, отпущенные и правительством (305 с лишним тысяч рублей) и городской Думой (более 80 тысяч), и на пожертвования московского купечества. Несмотря на это, по окончании постройки оказался перерасход в 15 тысяч рублей, который пришлось покрывать за счет сумм городского бюджета и из ассигнований на другие строения в Москве.

Архитектор Бове, как и скульптор Иван Тимофеев, не дожил до дня торжественного открытия Триумфальных ворот — 20 сентября 1834 года. Достраивал их его брат Михаил Иванович. Таким образом, закладка ворот состоялась в год 15-летия взятия Парижа русской армией, а открытие ворот пришлось на его 20-летие.

Любопытно, что митрополит Московский и Коломенский Филарет, произносивший речь при закладке ворот, в 1834-м отказался их освящать: иерарха смущали украшавшие постройку скульптуры мифологических (т.е. языческих!) богов и богинь. Согласно одному из мемуаристов, император Николай I прислал к митрополиту флигель-адъютанта с извещением, что «Государю императору благо угодно завтра освятить триумфальные ворота».