Постановили: Ввиду того, что памятник Раевского не имеет историко-художественного значения, против его разборки не возражать.»

На разрушении монумента настаивали и местные власти, пустившие в ход неотразимый аргумент: из «религиозного металла» могут быть сделаны столь необходимые стране трактора. Бородинский музей пытался отстоять памятник, но получил в ответ суровый окрик из Москвы: не препятствовать разборке «культового сооружения».

Лишь перед Великой Отечественной войной начался косметический ремонт сохранившихся памятников. Примечательно, что в 1941 —1942 годах, когда на Бородинском поле шли ожесточенные бои, ни один мемориальный памятник не погиб, в отличие от «мирного» советского времени.

В 1962 году была возрождена традиция празднования на Бородинском поле в годовщину битвы. Началась реставрация Спасо-Бородинского монастыря, уцелевших монументов, ос-

татков земляных укреплений. На старом фундаменте воссоздали монумент Нежинскому полку Были приведены в порядок братские могилы русских воинов. И хотя еще в 1964 году когда на Бородинском поле происходило торжественное захоронение героя битвы капитана А.Г. Огарева, Министерство обороны СССР известило Бородинский музей, что «Советская Армия не отдает воинских почестей царским офицерам», вандализм и хамское отношение к отечественной истории уже сдавали свои позиции. В 1987 году, к 175-летию битвы, восстановлены главный монумент на кургане Раевского и склеп П.И. Багратиона (решение об этом было принято Советом Министров СССР еще в 1961 году). По архивным чертежам ныне восстановлен и памятник Лейб-гвардии Казачьему полку

Ансамбль памятников 1812 года на Бородинском поле был, пожалуй, главным и наиболее масштабным воинским мемориалом в России, посвященным Отечественной войне. Но далеко не единственным. Десятки монументов отмечали (и, к счастью, до сих пор отмечают) места других важных сражений с наполеоновской армией. Но многие из них погибли в XX столетии. Некоторые, правда, восстановлены. Подробное описание истории всех пострадавших монументов выходит за рамки замысла этой книги и серии «Москва, которую мы потеряли».