На паперти храма 29 июня 1919 года на патриарха Тихона было совершено покушение. Раненный, он отслужил в храме литургию. Покушалась на патриарха та же Хиония (Пелагея) Гусева, что несколькими годами раньше пыталась убить Григория Распутина.

24 сентября 1918 года, по данным историка В.Ф. Козлова, музейная коллегия Наркомпроса обсуждала вопрос о признании храма Христа Спасителя памятником искусства. С таким предложением выступил архитектор И.Е. Бондаренко, его поддержал археолог В.А. Городцов. Однако было «большинством голосов постановлено: храм Христа Спасителя не представляет значительного памятника зодчества в целом». При этом коллегия признала-таки, что собор подлежит ее охране, поскольку содержит ценные скульптурные и живописные работы.

Отсутствие статуса памятника влекло для огромного собора катастрофические последствия. С самого своего построения он ни разу не ремонтировался; скульптуры на фасадах, кровля страдали от непогоды, а живопись и мрамор внутри — от несовершенства системы отопления и копоти многочисленных свечей. Перед Первой мировой войной была составлена смета ремонта (в 1,5 миллиона рублей), но он был отложен до более благоприятного времени.

А оно так и не наступило. Еще 1 января 1918 года небольшой штат служителей храма был упразднен декретом Совета Народных Комиссаров. Созданное прихожанами Братство храма Христа Спасителя пыталось, но не могло обеспечивать его ремонт и доставать топливо, без которого в холодную зиму росписи собора могли погибнуть. Архитектор Поздеев обращался во ВЦИК республики с наивной просьбой: проблемы с отоплением собора могут быть решены, если понизить на полградуса температуру во всех зданиях ВЦИКа. Естественно, советские чиновники не стали дарить собору полградуса жизненно важной для них температуры канцелярий. Нарком просвещения А.В. Луначарский обращался к Ленину и Калинину, чтобы собору отпускали хотя бы немного дров. Но дров не было. До 1923 года храм состоял в списке учреждений Главнауки и потому получал небольшие суммы на свое содержание, но затем из списков его вычеркнули. Соборные росписи начали разрушаться уже в первой половине 1920-х годов.

Жизнь действующего храма продолжалась до 1931 года. Алфавитный список членов общины собора (1920) насчитывал 560 человек.