Я согласился, и тогда И.Е. объяснил мне, что все участки по набережной от его дома до площади под Храмом Спасителя принадлежали Н.В. Ушакову и что у него еще остался во владении последний участок, выходящий на эту площадь, на который зарится А.А Левенсон, владелец известной в Москве типографии, купивший соседний, предпоследний участок. И.Е. высказал уверенность, что ежели я не постою за ценой, то Ушаков продаст мне участок, так как Левенсон выжимает у него цену. Я тут же отправился на место. Владелец был удивлен сделанному мною ему предложению, но, посоветовавшись с женой, объявил цену в 70 тысяч рублей. Я согласился, и на следующий же день сделка была оформлена у нотариуса под видом купчей на имя Зины.

Зимой 1905/06 г. я решил приступить к составлению проекта для перестройки нашего дома в Москве с расчетом начать постройку его с весны.

Памятуя обещание, данное мною И.Е. Цветкову, — построить дом в русском стиле и считаясь с тем, что место постройки на берегу реки Москвы, рядом с Храмом Спасителя, и с открытым видом на Кремль обязывает строго отнестись к заданию, я решил объявить закрытый конкурс на составление проекта «доходного дома в русском стиле» и обратился к художникам: A.M. Васнецову и СВ. Малютину, архитектору А.И. Дидерихсу и архитектору- художнику Л.М. Браиловскому с предложением участвовать в конкурсе. Условием составления проекта я поставил, чтобы он отвечал «духу и преданиям Москвы и требованиям современности», при этом для нормировки проектирования я выработал с городским архитектором Н.К. Жуковым, применительно к участку земли, план дома и предложил конкурентам придерживаться его. Первую премию я установил в 800 рублей. И вторую — в 500 рублей, но оставил за собой право личного выбора для постройки любого из премированных проектов. В жюри конкурса я пригласил В.М. Васнецова, В.И. Сурикова, В.Д. Поленова, Ф.О. Шехтеля, И.А. Иванова-Шиц, СУ. Соловьева и СВ. Ноаков- ского, предложенного мне дополнительно Л.М. Браиловским. Первая премия была присуждена A.M. Васнецову и вторая — СВ. Малютину. Л.М. Браиловский был обижен результатом конкурса: за него был подан всего один голос — СВ. Ноаковского. Проект A.M. Васнецова, будучи шаблонным, меня не удовлетворил, и я решил остановиться на СВ. Малютине, поручив ему переработать конкурсный проект.