Такое ведение дела было неприемлемым для этих жуликоватых монахов. За проект, рабочие чертежи и сметы платить мне отказались, аванса же задатка я в своих работах обычно не

шей частью акварелью. В начале революции, кажется, в 1918 г., «Среды» окончились.

Я был раза три на этих собраниях, где после рисунков и беглых разговоров, иногда чтения стихов случайно заезжавшим В.Я. Брюсовым время проводилось в усиленном питии, вплоть до мертвецкого состояния. Популярный тогда «дядя Гиляй» находил удовлетворение в этих «Средах».

Типичен был и сам Гиляровский среди этой компании — коротенький, с усами, как у Тараса Бульбы, и постоянной табакеркой; это был целостный тип вездесущего репортера — всех знавший, как и его все знали.

И вот из. этих «Сред» вышло «Общество московских художников»", куда вошли М. Врубель, К. Коровин, В. Переплетчиков2", Н. Клодт и др.

В. Синцов рисовал русские сказки, но эти слабые рисунки потухли, когда появился И.Я. Билибин, знавший русское искусство, побывавший на нашем Севере и выполнивший целую серию рисунков к нашим сказкам и русским былинам. Билибин— серьезный график, плодовитый и весьма талантливый.

Началось тяготение к русскому искусству, даже глава московских поэтов-символистов — В.Я. Брюсов начал ездить осматривать наши церкви XVII века и интересоваться иконописью Симона Ушакова.

Передвижные выставки держатся еще — там Репин, Поленов, Мясоедов, Нестеров и др.

брал, да и вообще в архитектурной практике тогда это не применялось.

Я поручил это дело моему знакомому — известному присяжному поверенному М.Ф. Ходасевичу. Опытный адвокат, он сумел выиграть дело, причем монахи обнаглели до того, что в окружном суде защитник их Метакса заявил: никакого проекта подворье мне не поручало, иск необоснованный и т.д., словом, я не я. Ходасевич в ответ молча предъявил председателю суда визитную карточку архимандрита Афанасия, где рукой последнего было написано, что он чертежи и смету заказанного проекта от меня получил. Суд, конечно, присудил заплатить мне полностью, согласно расценке экспертизы. О таком скандальном поведении греков была помещена пространная заметка в газетах.