Труды Комиссии по сохранению древних памятников МАО», а в архиве комиссии стал формироваться уникальный фонд иконографического и справочного материала о памятниках старины России.

Все проблемы, касавшиеся перестроек и реставрации памятников, как правило, решались очень оперативно. Заседания Комиссии были еженедельными, и наиболее острые вопросы могли быть решены в течение нескольких недель. Нередко отчеты одного из членов Комиссии, контролировавшего реставрационные работы наиболее ценного объекта, публиковались в качестве приложения к протоколам.

Справедливости ради необходимо отметить, что решения Комиссии часто игнорировались духовными и городскими ведомствами. В таких случаях начиналась изнурительная ведомственная переписка, которая нередко заканчивалась все-таки сносом или перестройкой объекта старины. Хотелось бы напомнить, что памятники были вовлечены в водоворот строительного бума начала XX в. Различные ведомства, в том числе и духовное, вели активное строительство доходных домов, приносивших большие прибыли. И при этом, конечно, страдали памятники древности. Так случилось с надвратной церковью Иоанна Предтечи Богоявленского монастыря, которая, несмотря на решительные протесты Комиссии по сохранению древних памятников, была разрушена, на ее месте построено здание доходного дома. И такое случалось, увы, нередко.

Во главе Комиссии стояла П.С. Уварова, деятельное участие в ней принимали архитекторы К.М. Быковский, Ф.Ф. Горностаев, Н.В. Никитин, И.П. Машков, А.Ф. Мейснер, СУ. Соловьев, З.И. Иванов, художники A.M. Васнецов, И.С. Остроухое, востоковед В.К. Трутовский. Последний в 1915 г. подготовил библиографический указатель всех изданий Московского археологического общества.

Деятельность Комиссии была достаточно масштабна как по широте охвата территории, на которую распространялось ее влияние, так

и по видовому разнообразию памятников, материалы о которых рассматривались на ее заседаниях. Комиссия курировала все центральные, часть южных губерний, но особое место занимали Москва и Московская губерния.