Существовала еще одна интересная и своеобразная группа памятников — это деревянные постройки новорусского стиля. Их создатели ориентировались преимущественно на деревянное зодчество Архангельской, Олонецкой и Вологодской губерний, неповторимая красота и значение которого были раскрыты в хорошо иллюстрированных публикациях участников экспедиций по Русскому Северу. Перед архитекторами и художниками неожиданно предстал богатый, самобытный, суровый и в то же время красочный мир русской северной народной культуры. Впечатление оказалось настолько сильным, что повлекло за собой появление целого пласта архитектурных фантазий и вполне законченных проектов на темы русского деревянного зодчества.

Среди осуществленных деревянных храмов новорусского направления надо особо выделить три памятника. Один из них — храм Георгия Победоносца Сумского 1-го гусарского полка на Хамовническом плацу в Москве.

С наибольшей последовательностью программа возрождения древнерусского деревянного зодчества была выполнена при создании небольшой церкви Ильи Пророка в имении Дубки М.Ф. и Я.В. Ратьковых-Рожновых под Ораниенбаумом в которой внешний вид и все декоративные детали существовалив гармоничном стилевом единстве. Удивительным быто внутреннее убранство храма, целиком выщержанное в традициях Русского Севера: тяб- ловый иконостас, глубокая сочная резьба над царскими вратами и по всему иконостасу, деревянные резные клиросы, аналои, тощие свечи, портал, лавки, табуреты и даже оклады икон. Тябла, потолок и часть стен быти расписаны ярким травным орнаментом, более того, в храме быто устроено самое настоящее восьмичастное северное небо с архангелами и серафимами на гранях и со Спасом Нерукотворным в центре.

Третий наиболее выразительный деревянный храм новорусского стиля быт построен в Москве перед самой революцией. Небольшая церковь Николая Чудотворца 675-й Тульской пешей дружины в Петровском-Разумовском, у Соломенной сторожки, имела ясные формы и лаконичный декор. Следует заметить, что многие деревянные новорусские храмы были заметно ближе к древнерусским памятникам, чем их каменные современники, иногда они практически повторяли композицию древних прототипов.