Справка представленная московским губернатором в Комиссию по охранению Китайгородской стены осенью 1915 г.

1)   Московская городская управа на заседании 14    — 16 апреля постановила: «Немедленно возбудить в установленном порядке ходатайство об изменении Высочайше утвержденного плана регулирования Театральной площади для обращения средней части ее в Театральный сквер, а другой части Китайгородской стены, прилегающей к бульвару и занятой самим бульваром, — в строительный квартал».

Губернатор отношением от 26 августа 1909 г., за № 1368, уведомил московского градоначальника, что он признает неприемлемой мысль об обращении части Театральной площади в строительный квартал для нужд Городского общественного управления, так как стена Китай-города не только представляет собой выдающийся интерес в археолого-художественном отношении как образчик древнерусского зодчества, но и является одним из древнейших памятников истории Москвы,

достойным особо бережного и заботливого охранения со стороны правительства.

Благодаря своевременно принятым мерам эта стена. осталась незастроенной.

2)   В 1913 г. Московским городским управлением начата постройка у Китайской стены 3-этажного дома для полицейского участка, квартиры пристава, приемного покоя, покойницкой и других надобностей.

Так как вышеозначенная постройка вплотную примыкала к стене Китай-города, закрывая очень интересную в археологическом отношении часть стены и затрудняя ремонт ее, то Комиссия по сохранению названной стены признала, что постройка не может быть допущена. Проект постройки был пересоставлен Городской управой с соотнесением ее от стены Китай-города на 4—5 аршин.

3)   В текущем году Московской городской управой был утвержден проект постройки железобетонной лавки Патрикеева без предварительного сношения с комиссией.

При рассмотрении означенного проекта оказалось, что постройка возводится на обрезе Китайской стены, причем закрывается труба-слив. Комиссия не нашла возможным разрешить постройку лавки, о чем губернатором сообщено градоначальнику.

Московский археологический институт. Подавляющему большинству наших современников это словосочетание не говорит почти ничего.