«Весь русский Кустарный отдел представлял собой группу зданий, непосредственно связанных друг с другом переходами и открытой галереей. Начинался отдел выставки рубленой церковкой по типу северных русских церквей. Общая масса этой церкви весьма напоминала церкви Архангельского края, но не была повторением ни одной из существовавших церквей. Это была свободная композиция, придерживаясь лишь общих форм древнерусского деревянного зодчества». Кустарный отдел явился одной из первых и самых ярких построек новорусского стиля. В дальнейшем и сам Бондаренко занял почетное место в ряду ведущих зодчих новорусского направления, таких, как

А.В. Щусев, ВА Покровский, С.С. Кричинский.

Всего за время с начала своей архитектурной практики и до 1917 г. И.Е. Бондаренко спроектировал 8 храмов и 28 гражданских построек.

Самая значительная страница творчества архитектора связана со старообрядчеством, вернее, с работами по проектированию и возведению старообрядческих храмов. Самой дорогой сердцу Ильи Евграфовича была работа по созданию храма Второй московской общины старообрядцев поморцев-брачников в Токмаковом переулке, заказчиком которого был фабрикант И.К. Поляков.

Для рогожского старообрядца Арсения Ивановича Морозова Бондаренко выстроил два храма: один с домами для причта в Богородске и небольшую церковь в селе Кузнецы, недалеко от Богородска.

Для фабрикантов Кузнецовых Илья Евграфович спроектировал также две церкви: в селе Кузнецове, близ Кашина на Волге, и в Риге. Особенностью кашинского храма был «фарфоровый» иконостас. Для Первой московской общины старообрядцев поморцев-брачников перестроил моленную в Переведеновском переулке5. В 1910— 1911 гг. было выстроено и освящено здание храма Покрова Пресвятой Богородицы Покровско- Успенской общины в Малом Гавриковом переулке. В 1910—1912 гг. сооружена церковь Введения во храм Пресвятой Богородицы Никольско-Рогож- ской беглопоповской старообрядческой общины на Малой Андроньевской улице6.

Историки архитектуры так оценивают храмовое наследие И.Е. Бондаренко: «Постройки его обладают неповторимым своеобразием. Он стилизует по преимуществу формы новгородско-псковского зодчества, но трактует их очень вольно.