В знаменитом теперь Палехе процветала вековая школа своеобразных миниатюристов, обративших в наши дни свою тонкую кисть на расписывание лаковых коробочек и прочей мелочи, поражающей усидчивостью в передаче мельчайших фигур и утонченного орнамента, но часто лишенного строгой архитектоники и правильной расцветки, что особенно наблюдается в сделанных иллюстрациях. Из всех московских коллекционеров следует выделить Петра Ивановича Щукина и Алексея Александровича Бахрушина как наиболее серьезных собирателей, ставивших своей целью определенное систематическое собирание, к чему влекло и чем была захвачена их жизнь.

Собрание П.И. Щукина — это огромный музей древнерусского искусства, к которому впоследствии присоединилось замечательное собрание восточных, главным образом персидских, предметов, преимущественно тканей.

Мое знакомство с П.И. Щукиным относится к 1895 году, когда я вернулся из-за границы в Москву и стал изучать русское искусство. Интересуясь русским орнаментом, и особенно

щавшегося в доме на Берсеневке, сохранившем интересный барочный фасад, единственный оставшийся в Москве до наших дней. Но чаще заседания Археологического общества происходили в квартире Уваровой, в ее доме в Леонтьевском переулке.

На заседаниях много внимания отводилось охране древних памятников. Изучая русскую архитектуру, я часто бывал на собраниях слушал доклады, беседовал с художниками и архитекторами, тяготевшими к изучению русской архитектуры (Аполлинарий Васнецов, Виктор Васнецов, архитектор И.П. Машков, Д.П. Сухов, И.В. Рыльский, З.И. Иванов были постоянными деятельными членами общества. Шесть томов «Трудов [Комиссии] по сохранению древних памятников»15 представляют богатейший материал для изучения русской архитектуры. Труды издавались на средства Уваровой.

рукописным, я пошел на Малую Грузинскую, где уже было недавно выстроено здание-музей во дворе, уличный корпус был выстроен значительно позже.

Доступ в музей был свободным для всех интересующихся, но мало было посетителей.