Тем не менее постройки новорусского стиля можно сгруппировать по их ориентации на древнерусские прообразы. Самым выразительным и ярким было новгородско-псковское направление, которое стало визитной карточкой и почти синонимом нового стиля. Зодчие начала XX в. воспринимали средневековую архитектуру Новгорода и Пскова XIV—XV вв. как единое явление, которое привлекало их своей образной системой и конкретными конструктивными и художественными деталями; лаконичный декор; мощные неровные стены, украшенные рельефными кирпичными или резными белокаменными крестами; асимметрично расположенные небольшие узкие окна; разнообразные звонницы; монументальные крыльца на массивных столбах и т.д. Творческое, преемственное осмысление этого наследия принесло весомые и зрелые плоды.

Самый большой комплекс зданий новорусского стиля был создан в Царском Селе под покровительством и при активном содействии последней царской четы. Здесь новгородско- псковские мотивы были особенно заметны в постройках Офицерского собрания Собственного Его Императорского Величества Конвоя (В.А. Покровский, 1910—1911), Ратной палаты.

В.Н. Харитоненко Натальевка (Харьковская губ. 1911 —1913); Никольский храм и странноприимный дом в Бари (Италия, 1912—1915) — городе. где покоятся мощи святителя Николая Мирли- кийского; часовня святой Анастасии во Пскове (1913); храм на Братском кладбище в Москве (1915-1917).

Среди «чистых» образцов новгородско- псковского направления надо особо отметить храмы, построенные в Москве старообрядцами белокриницкого согласия: церковь Покрова Пресвятой Богородицы в Турчаниновом переулке (В.Д. Адамович, В.М. Маят, 1908—1911), церковь Николая Чудотворца на Варгунихиной горке (В.Д. Адамович, 1914—1915) и храм Николая Чудотворца у Белорусского вокзала (A.M. Гуржи- енко, 1914—1921). Среди московских православных храмов того же архитектурного направления можно отметить церкви в честь Тихвинской иконы Богоматери и в честь Козелыланской иконы Богоматери при богадельне и больнице имени И.Л. и А.К. Медведниковых (СУ. Соловьев, 1904—1905) и храм Чуда архангела Михаила на подворье Михайловского женского монастыря Уфимской епархии (И.П. Машков, 1914—1916).

торскому Православному Палестинскому обществу (С.С. Кричинский, 1913—1915).