Я совсем забыл об этом, но помню другое в том же роде. Потом перешли к археологии. Ругал Уварову дурой. Жалуется на Археологическую комиссию, Академию художеств, Московское археологическое общество, на Суслова. Во всем разговоре оказал полное свое невежество, в этом отношении чисто чиновнический

взгляд на все дела. Рад, что нашел исполнителя по этому делу в МП. Боткине. Говорили целых 40 минут. Примолвил, что в июне сего года ему 50-летний юбилей службы.

Выходя, встретил Высокопреосвященство Феогноста68, который тут же высказал, что обязан во всем мне по реставрации Владимирского собора.

10   сентября, вторник. Был у нового директора Архива Иностранных дел Павла Алексеевича Голицына с визитом. А он сделал мне визит еще 22 июля, когда я занят был, живя в Химках. Говорил о нашем музее. Он не всегда толкует в правильном понимании дела. Говорит: «Вот, например, портреты, и мы (архив) собираем, и вы, и Румянцевский музей. По-моему, это надо в одно место». Я говорю: «Портреты разное значение имеют, у нас — исторические, в Румянцевском — художественные, у вас — дипломатические. Нам, конечно, художественный портрет, например хоть Леонардо Винчи, не идет, хотя, если подарят, не откажемся, но зато идут все портреты исторических деятелей во всех отношениях истории».

2    декабря, понедельник. Был у великого князя по его вызову. «Простите меня, Иван Егорович, что я потревожил вас». — «Помилуйте, Ваше Высочество, меня простите, что не посмел в это время прийти к вам, боясь помешать». Спросил, успокоился ли я нравственно и о здоровье. Очень любезен. Передал мне топорик69, сказал: «Графиня Уварова в заседании объявила публике, что я купил топорик и пожертвовал его в музей, а я и не видел его». «Позвольте, — говорю, — дайте мне его». Вообще, так может делать только графиня Уварова. «Мое мнение, — прибавил он, — это топорик поддельный». Я указывал, что очень трудно подделать такую вещь. Подделка обнаруживалась бы в рисунке. «Да, но вы лучше меня знаете это. А я все-таки думаю, что он поддельный».

Передал также каталог эстампов собрания Васильчикова, приказав их разложить для его осмотра.