Трактир Свидание друзей с арганом и отдельными кабинетами.

Парижский парикмахер Пьер Мусатов из Лондона. Стрижка, брижка и завивка. Набойка матроссов и полуперин. И.Ф. Федорова.

Выгребной и ретирадный обоз В.Н. Розова. Исполнение аккуратное и срочное. (Надпись на двери): Ольга Павловна Козова.

Гадает по системе мадам Ленорманы. Здесь же по кофейной гущи и ногтю. На три — шесть гривен в день с конем не управишься. Овес, сено. В трактире калачик съешь и колбаски возьмешь, чай — на одново, половому — пятак, на дворе за коня — пятак, фа- тера, еще трактир, когда смерзнешь. Куда тут. Работник теперь три с полтиной хозяину везет. Да кажинный день на городового расход. Вот статуй еще небесный.

Главным врагом извозчиков была полиция. При системе непролазного взяточничества извозчика обращали в источник служебных доходов. Придирались к каждой мелочи: худому кафтану, к плохой полости, к поцарапанному экипажу, к не- прибитому на соответствующее место номерному знаку, к случайной остановке и т.п. И за все «хабарили», т.е. брали в свой карман гривенники, двугривенные, полтинники и даже рубли. Протестовавших отправляли в участок, сажали на сутки

в каталажку, не давая даже возможности накормить и напоить брошенную на дворе лошадь. Особенно изощрялись в этом городовые, или «фараоны», и околодочные, или «околодыри».

Первейшая стоянка у рестораций. Ночное дело! Кому вожжа под хвост попала, без лихача не обойтись. С вас деньги берем, да сами шибко дорого плотим за права. У ресторации — всем подай и место еще откупи!

Дурошлеп, не кнутом корми животное, а евонным кушаньем! Ну-ка тебя так похлещи; ты што говорить будешь? А!? Попроси кого поучить тебя. За это нашего брата покровители животных тягают!

Не чертыхайся, барин, что конь шибко понес, тута спуск с Рождественской горки. Держись, барин, за что легче!

Нам без ругани нельзя, ругань у нас замес- то покурить!

Парикмахеры Василия Ляпунцова школа — все красавицами уходят. Другую муж дома признать за свою не в состоянии без свидетелей!