Оказалось, что к празднику Рождества, Новому году и Пасхе управляющими домов лично относился в полицейский участок пакет, где с точным перечислением лиц администрации были вложены и соответственные суммы. Приставу -    50 рублей, и так по нисходящим ступеням, до писарей, кои получали по 10 рублей Это была дань полиции, чтобы она оставляла в покое домовладельцев и управляющих и не привязывалась к мелким упущениям. Каждый домовладелец считал своим долгом «поздравить» полицию.

Я пробовал было запретить посылку денег, но вызвал протест управляющих домами, считавших подобную меру несомненным признаком моего сумасшествия, а в конторе Бергов мне категорически указали не менять существующего порядка.

Дома эти были придатком к богатым предприятиям Бергов вроде Даниловского сахарного завода, Рождественской мануфактуры и Шайтан- ских заводов на Урале.

Всеми делами Бергов руководил директор правления К.Фр. Зегер.

Получал я 200 рублей жалованья и 150 руб. на проезды.

Жена моя получала ежемесячно из дома от родителей рублей 100—150. Этих сумм было достаточно, чтобы скромно жить и бывать в театрах и концертах, а иногда принимать гостей.

Осенью этого же года я был приглашен архитектором Иверской общины. Место это было бесплатное, нечто вроде благотворительного, вернее, почетного. Нужно было выстроить общежитие для сестер милосердия Красного Креста и произвести некоторые перестройки зданий, принадлежащих общине.

Постройка общежития не могла представлять для меня большого творческого интереса, но, как практика, была для меня ценна, так как в короткий срок нужно было выстроить трехэтажное здание. Здание выстроили ровно в сто дней, о чем и было напечатано жирным шрифтом в отчете общины за 1901 год. Я убедился, что никакого промораживания здания с оставлением его на зиму не нужно. Кладку стен мы производили шанцами, т.е. с пустотами, и здание протапливалось все лето железными печами. Перегородки были сборные, литые, гипсошлаковые, все столярные изделия были заготовлены одновременно с началом работ и т.д. Дом был пригодным для жилья тотчас же по окончании постройки. Десятником постройки был Волков, приехавший после ликвидации выставки и кустарного отдела.