Особую популярность приобретают сюжеты, связанные с Москвой, с ее ролью национального, государственного, культурного и религиозного центра, как основания символического древа Московского государства, утвержденного еще Иваном Калитой и митрополитом Петром, — сюжет, получивший распространение в царствование Алексея Михайловича и потому притягательный в начале XX в.

Условность, некоторая аппликативность в изображении Кремля созвучны с условной театральной декорацией, а своеобразие орнаментов, связанных с древнерусской и византийской культурной традицией, сближает икону с произведениями декоративно-прикладного искусства. Тяготение же в иконе к миниатюрности, детализации, ориентированное на искусство XVII в., в начале XX в. воспринималось как современная стилизация, где преобладает декоративный элемент. Столь явственное влияние стиля на икону проявилось именно в Москве.

Пристальное внимание к декоративноприкладному искусству было характерной особенностью этого времени. Стремление с помощью синтеза искусств внести гармонию и красоту в повседневную жизнь, в том числе и в религиозный обиход дома и храма, вернуть искусству то место, которое оно занимало в Древней Руси, и этого соединить народное искусство с элитарным — эта эстетическая сверхзадача означала принципиально иное понимание роли прикладного искусства в культуре начала XX в. Предмет перестает играть роль дополнительного элемента, его роль в создании единого ансамбля, с одной стороны, и самоценность, с другой, необычайно возрастает. И здесь на развитие прикладного искусства оказывают влияние два главных процесса: с одной стороны, возврат к русскому ремеслу возрождает забытое и утраченное в орнаментах, в технике, в образах народного фольклора, а с другой — дает новый толчок тем видам искусства, которые были хорошо развиты и в древности, но не утратили своего значения и в современном искусстве. Нетрадиционные материалы будили фантазию мастера. Так, на рубеже веков входят в повседневный быт иконы на стекле, зеркале, фарфоре.