Кстати, располагая правом на съемку в Кремле, Павлов запечатлел некоторые исторические события, в том числе открытие памятника Александру II в 1898 г., а также празднование 300-летия Дома Романовых в 1913 г.

Фотографии Москвы выполнены Павловым с теплотой и любовью. Они обнаруживают в авторе знатока и ценителя исторического прошлого города, его умение выбрать, казалось бы, единственно верную точку съемки, выхватить из бурлящей жизни интересный сюжет. Введенные в кадр типажи поданы им с симпатией, а порой и с оттенком юмора, что делает картинку живой и обаятельной.

Человек, долго и старательно устанавливающий громоздкую фотокамеру на улице Москвы, колдующий над огромными (50×40 см) стеклянными негативами. Что думали о нем прохожие? О чем думал сам фотограф? Понимал ли во всей полноте, какой бесценный материал создает для будущих поколений?

Съемки Москвы были прерваны с началом первой мировой войны. Тогда же закончился период по-настоящему активной деятельности фотографа.

Еще в 1912—1913 гг. «государственный крестьянин Павлов», так значился он во всех официальных бумагах, становится землевладельцем — приобретает сельцо Анашкино близ деревни Хомяки Верейского уезда Московской губернии, состоящее из жилых и хозяйственных построек с прилегающими огородами, садами, лугами, лесом. По- видимому, он предполагал со временем обосноваться здесь на постоянное проживание.

В 1914 г. Павлов расторгает с Вятской епархией договор об аренде дома Вятского подворья на Мясницкой и в следующем году обосновывается по новому адресу: Петровка, дом 28. Когда-то неподалеку, в Кузнецком переулке, он начинал свою профессиональную карьеру в фирме «Шерер, Набгольц и К». Этот район Москвы всегда являлся центром фотографической жизни. На Кузнецком мосту перед первой мировой войной находились такие знаменитые портретные салоны, как «Паола» Н.И. Свищева, «Мебиус» Ю.А. Рихтера, а также ателье К.А. Фишера, Э.С. Бенделя; в помещении пассажа Джамгаровых располагалось Русское фотографическое общество.