Наследие раннемосковской архитектуры XV—XVI вв. также использовалось зодчими новорусского стиля, хотя «чистых» образцов этого направления немного, среди них — старообрядцев белокриницкого согласия храм Успения Богородицы на Апухтинке в Москве, прототипом которого стал кремлевский Успенский собор (Н.Д. Поликарпов, 1906—1908) и собор, звонница и стены общины «Отрада и утешение» в Подмосковье (СУ. Соловьев, 1909—1911), храм в усадьбе Мариоки Г.Э. Картавцева (И.А. Фомин, 1912)5.

Не осталась в забвении и московско-ярославская архитектура XVII в., на основе ее более творческой и свободной (по сравнению со 2-й половиной XIX в.) переработки возникла еще одна группа зданий новорусского стиля: банк в Нижнем Новгороде (В.А. Покровский, 1913), Ссудная казна в Настасьинском переулке (Москва, ВА Покровский, 1914—1916), Трапезная палата и дом для священников в Федоровском городке

(Царское Село, С.С. Кричинский, 1913—1917), храм во имя Феодоровской иконы Божией Матери, возведенный в честь 300-летия Дома Романовых (Петербург, С.С. Кричинский, 1912—1914), Казанский вокзал в Москве (А. В. Щусев, 1913— 1926) и др.

Значительная часть построек новорусского стиля несла на себе яркие зримые черты модерна, к этой группе в полной мере подходит термин «русский романтический модерн». В Москве это направление представлено такими сказочными импровизациями на русскую тему, как Ярославский вокзал (Ф.О. Шехтель, 1902—1904), церковь в честь Иконы Богоматери «Взыскание погибших» в женском коммерческом училище (Н.Л. Шевяков, 1904—1905), доходный дом П.Н. Перцова, напротив храма Христа Спасителя (СВ. Малютин, Н.К. Жуков, 1906—1907), храм Воскресения Христова поморцев-брачников в Токмаковом переулке (И.Е. Бондаренко, 1907— 1908), старообрядческая (белокриницкого согласия) церковь Покрова Пресвятой Богородицы

в Малом Гавриковом переулке (И.Е. Бондаренко, 1910—1911), старообрядческая беглопоповская церковь Введения во храм Пресвятой Богородицы на Малой Андроньевской улице (И.Е. Бондаренко, 1910—1912).