Я говорю: «Средств у музея нет и вся его надежда на щедроты Вашего Величества». Он согласился, сказав только: «Да». Тут торопливо было все. Великий князь Сергей подтвердил о необходимости бюста, но стал говорить, что нет хорошего бюста. Чудак. Не о том была речь. Нет хорошего, так надо сделать. Государь торопился, повернул скорее к осмотру модели Чижова наверх, в верхний этаж. Я отстал. Попался великий князь Владимир, с ним и пошел, задыхаясь от волнения, по лестнице.

Княгиня Щербатова потом передавала речи с Государем о бюсте. Она спросила его: «Итак, бюст будет?» «Да», — отвечал Государь. «Это верно?» — повторила она. «Верно», — сказал Государь и прибавил, что это необходимо. «Он устроил музей, и нет об нем ничего памятного».

Опекушинский проект не одобрен. Сказано переработать. Когда Государь выходил, я догнал его и сказал: «Осчастливьте, Ваше Величество, музей своей подписью». Он приветливо улыбнулся и подошел к столу, и написал свое имя, за ним Государыня и Владимир. Хотелось просить Марью Александровну, но она стояла далеко и неудобно, так что мне невозможно было подойти к ней, а из чиновников никто не догадался. Я же поспешил проводить Государя. Жаль. Государь произвел на меня впечатление как милейший человек.

Когда ожидали его приезда, а Боголепов" дал мне выговор, почему его не известили о том, что будет Государь. Я говорю: «Сами мы не знали когда и только вчера ночью узнали». «Вы бы,

говорит, — и ночью должны известить». А потом он учил меня, что у великой княгини надо ручки целовать, когда дают руку.

«Исторический вестник». Июнь 97 г.107

1)   Стр. 960. Книга The Dawn of Modern Geography by Raymond Bearly London, 1897. Средневековая география.

2)   Стр. 964. О рукописях византийских, хранимых в Кремле. Их не оказалось в 1601 и не было, по словам греков, живших в Москве, кроме церковно-служебных — Псалтыри, Четьи-миней и т.п.

3)   Стр. 908. Упомянуты. Соловьев, Костомаров, Бестужев, Забелин.

На Западе развилась личность-индивидуальность. Она явилась корнем всего произрастания истории.

У нас корень был — мир-община, происшедшая из рода и поэтому носившая все время родовой характер, развившая и идею самодержавия.