1899 г. 16 февраля, вторник. Был на вечере у великого князя. Все льстило моему самолюбию. Приветствия знакомых и незнакомых, особенно от великого князя, который долго со мной беседовал о купленной им для музея коллекции древних крестов и монет, о том, что он приобрел себе Строгановы иконы1", для осмотра их велел мне прийти в субботу 20 февраля.

20 февраля, суббота. Явился в 11 часов по назначению. Большой прием, но граф, князь Юсупов Сумароков-Эльстон"4, как начался прием, подошел ко мне и предупредил, что великий князь велел мне подождать минуточку, пока пройдут доклады. Минуточка продолжалась полчаса. Принял. Показал чудные иконы, и начали болтать обо всем. Насчет приобретенных икон заметил, что де говорят, что я все приобретаю для себя. «Да! Я после моей смерти отдам иконы и монеты моего собрания в музей». Он так говорил, чтобы успокоить мой злой язык. Это я хорошо намотал себе на ус. Я от музея благодарил его за купленные им крестик и монеты. Потом говорили и об архидиаконе Алепском Муркоса"5, о новых приобретениях Музея,

о    молоточке Андрея Боголюбского. Я примолвил, что хотя он и очень дорого обошелся, но теперь надо всячески ловить в свои руки подобные памятники. О пищали Котырева-Ростовского"6. Очень, очень любезно, ласково он принимал меня, прощаясь, сказал, чтоб, главное, я был здоров. Уж я боюсь, нет ли тут какого обмана. Бывает.

1899 г. 1 марта, понедельник. Был в музее великий князь от трех до 41/4. Ходил по всем залам наверху и внизу. Очень любезен. Настаивал, чтобы были открыты залы Владимирский и Суздальский. Смотрел и картины Коровина.

1899 Сентября 29 Я заболел печенью.

7    ноября сидела у меня княгиня С.А. Щербатова, навещая больного. За ней прислали с вестью, что приехала княгиня Юсупова. Она тотчас ушла.

8    ноября пришел князь Николай Сергеевич и между прочим сказал, что великий князь поручил княгине Юсуповой справиться о моем здоровье, т.к. она была у него и должна быть у него опять. Княгиня Юсупова при этом просила напомнить мне о розысках в ее доме.