Это яснее всего отражается на рабочих, на работниках и работницах, стоящих у домашних дел. Кухарка, горничная, ремесленник. Например, обить диван новою материей можно, размышляя о красе, вполне хорошо, не поставивши в обойку какого-либо изъяна в материи, т.е. размышляя, как лучше. И можно, не размышляя о том, пустить в обойку и изъяны, |и] замаранную полосу. В первом случае человек обозначает, выражает свою культурность, во втором выражает полнейшую неразвитость мозга, т.е. мысли. Или горничная, убирая комнаты, может все делать кой-как, как с рук сойдет, оставляя местами сор на полу, протирая стекла кой-как, оставляя мазки повсюду, делая все небрежно, лишь бы с рук сошло, как и у ремесленника столяра, плотника, слесаря. Нет никакой заботы о том, чтобы сделать чисто, добросовестно. Авось-небось с рук сойдет. Как во всем этом отличается русский от европейца. Здесь-то и обнаруживается полная наша неразвитость, т.е. отсутствие мысли, соображающей, как лучше. В Куркине, в избе, где живут три болвана, каждому свыше 30 лет, нет удобной скамьи для сиденья, не на чем сидеть.

Религия есть чувство природы, которое по временам, когда стихии наводят ужас, бывает исполнено страха и ужаса, но чаще всего оно исполнено самой горячей любви и благодарности, когда Природа является человеку заботливою и щедрою матерью.

Была засуха, прошел дождь, были беспрерывные дожди, появилось солнышко и т.д. Все такие перемены возбуждают чувство благодарности, и человек благоговейно благодарит. Кого? По Человечеству он благодарит Лицо — Творца полученного, поданного благодеяния, потому что человек иначе и понять не может. По себе судя, он на всякое явление природы смотрит как наличное творчество. Как благодарить саму Природу? Это отвлеченность непостижимая, несуществующая как лицо. А человек, по себе судя, может постигать повсюду творчество личности.

Природа наделила человеческий род фантазией, или, сказать по-русски, воображением, творческою силою, которая в человеке действует ежеминутно, претворяя все до него касающееся в более или менее живые образы. Только через образ он и способен понять весь окружающий мир, конечно, в пределах человеческой сущности, в кругу человеческого бытия, человеческой природы.