Если парикмахер французские слова или говорить знает, большая ему цена в хороших купеческих домах. Зовут даже на балы и велят в передней громко с прислугой разговоры произносить, чтобы все слышали. И не о чем, а говори. Очень удобно, если два промеж себя по-французски спорят. Можно что и приврать, понимающих-то нет! У нас Степан бормотать целый час

может, а кто знает что? Один сладит и в два голоса. Его у нас французом зовут. Сегодня его нет

—    с похмелья поправляется.

Водочки какой графинчик — большой или малый? С маленького начнем? Похолодней? Что закусить прикажете? Горячее или из закусок? Почки в мадере готовы, московская селяночка с осетринкой, скобленочка на сковороде, почки «Брошед» можно быстро. Селяночку? Слушаю!. Из холодного икорки паюсной с свежим огурчиком, салат «Оливье», телятинка с салатом, есть семга высокая — из двинских? Селедочку? Слушаю! И селедочку подадим. К ней масло сливочное, картофель в мундире? Слушаю! У нас сегодня дежурит уха из налимов с печенкой, к ней расстегай, холодный поросенок. На второе можем подать куропатки на канапе, с салатом. Третье — пломбир и гурьевская каша. На гурьевской остановимся? Не задержу, сейчас же-с!. Так графинчик маленький, с него начнем-с? Меню выбрали анжелик!

Дядичка, солидный дядичка, а на стол падаете и посуду бьете! Не удобно так! Буфетчик, пропишите им в счет наши разговоры.

Иван Петрович, швейцар! У окна человек, как вещество, лежит. Сдвиньте рядом к магазину.

Илья Евграфович Бондаренко родился 19 июля 1870 г. в Уфе в семье купца второй гильдии. Его отец, Евграф Львович, был родом из Полтавской губернии, мать, Татьяна Ивановна, — уроженка Уфы. Начальное образование Илья Евграфович получил в Уфимской гимназии.

Во второй половине 80-х гг. годов Бондаренко встретился с первым в своей жизни художником-профессионалом Николаем Ильичем Бобиром, по совету которого решил продолжить образование на архитектурном отделении Училища живописи, ваяния и зодчества в Москве, куда благополучно сдал экзамены и был зачислен в 1887 г. С начала обучения Илья Евграфович находился «под опекой» видного московского архитектора того времени А.С. Каминского, с которым познакомился через своих родственников.