Крепко налаженное правление двигало огромную машину с многотысячным рабочим населением, составлявшим особый город при Богородске. Среди рабочих А.И. Морозов пользовался уважением за строгость в деле и добрые проявления в жизни. К нему постоянно обращались за помощью — отказа не было. В газете «Русское слово» появился фельетон Панкратова «Арсений Теплов», где Морозов нарисован был очень удачно.

—    Панкрашка про меня в газете напечатал, врет только много, а что верно, то верно!

Как-то старообрядческий епископ Иоанн отлучил временно Арсения Морозова от церкви за то, что тот приказал попу обвенчать двух родных братьев на двух родных сестрах. В наказание кроме отлучения Морозов был послан епископом помолиться и просить прощения у мощей святителя Николая в г. Бари на юге Италии.

—    Ну что ж, — говорил, вернувшись, Арсений Морозов, — ничего, съездил, сто целковых день стоил! А все же обвенчал! Уж очень ребята- то были хороши.

В своей старообрядческой вотчине он был полным хозяином, сам ставил попов, прогонял их, давал выговоры тут же, в церкви, даже в православных церквах [не скупился на] резкие замечания о непорядках.

Арсению Морозову вскоре я выстроил небольшую церковку в селе Кузнецы в 18 верстах от Богородска, откуда был родом его отец. Старообрядцы обращались ко мне и из Орехова-Зуева, и с Андроновки, и из Нижнего Новгорода. Кузнецовы, владевшие большими фарфоровыми фабриками, заказали мне проект церкви в селе Кузнецове на Волге, близ Кашина. Иконостас был сделан из фарфора. Я давал рисунки деталей (шаблоны), следил за лепкой и давал расцветку. Но традиции мастеров были так крепко установлены на рутинном, шаблонном производстве, что ввести новые цвета в окраску не было никакой возможности. Робкое неуменье работать с новыми формами портило все дело, и, как я ни бился с мастерами, сколько ни пережигали муфелей, не смогли получить тех мягких красок и того сокровенного матового золота, чем славились абрамцевские майолики у СИ. Мамонтова. Понять наивность русских старых форм мастера не смогли и давали ненужную металлическую правильность в орнаменте.