Глубокие знания, поражающие скромность и в меру отчеканенная речь с прибавкой остроумных замечаний делали беседу с ним занимательной и содержательной. С 11 до 2 часов дня, кроме субботы и воскресенья, Орешников всегда бывал в музее. Здесь в верхних запасных, тогда еще не отделанных залах, за длинным старинным дубовым столом, сходилось немало археологического и художественного народа.

Остальные сотрудники Исторического музея были тогда немногочисленны. Ученый секретарь И.М. Тарабрин, протягивавший как-то по- пружинному свою красную корявую руку с огромным обручальным кольцом на указательном пальце. Застегнутый на все пуговицы старомодного сюртука, Тарабрин кропотливо занимался старыми грамотами, удельный научный вес этого сотрудника был невелик, но, должно быть, врожденная бюрократическая точность делала его незаменимым секретарем.

Глубокий знаток палеографии, умный В.Н. Щепкин всегда красиво и образно высказывал свои мнения и давал тонкую, обобщающую характеристику древнерусским миниатюрам.

Близорукий, ничего никогда не говоривший А.И. Станкевич, был главным библиотекарем. Его помощником являлся К.С. Кузьминский, с изящными манерами и медовым бархатным голосом, он состоял в родстве с Софьей Андреевной Толстой и был автором неплохих монографий о художнике Боклевском, о рисунках Агина6 и др.

Археолог В.А. Городцов, тогда еще он ходил в отставном офицерском сюртуке, упорно искал по черепкам исторические нити древнерусской культуры. Вот и все сотрудники музея. К ним, пожалуй, еще нужно отнести старшего вахтера Леусина, отлично знавшего каждую вещь в музее.

Товарищ председателя музея князь Н.С. Щербатов был официальным представителем, поставленным в музей только через свою сестру, знаменитую Прасковью Сергеевну Уварову, председательницу Московского археологического общества и жену графа А.С. Уварова, основателя Исторического музея. Ученая деятельность Щербатова выразилась в произведенных им раскопках какого-то тайника под одной из кремлевских башен.