В 1922 г. он как обвиняемый проходит по делу об изъятии церковных ценностей из храма Христа Спасителя. Петр Николаевич был одним из хранителей этих ценностей. Вменяемое им преступление состояло в том, что они, пытаясь сохранить предметы культа, предложили правительству взамен двойное количество драгоценных металлов. Кроме того, они просили прекратить нападки на церковь в прессе. Генеральный обвинитель Бек требовал расстрела. Мужественная позиция на суде Петра Николаевича, который решительно отрицал какую-либо вину за собой и своими товарищами, казалось, должна была осложнить их судьбу, но, как ни странно, привела к обратному результату. Они получили 5  лет тюрьмы, а через год были выпущены на свободу.

В 1924 г., заканчивая свои воспоминания, он напишет: «И вот, переживая настоящее и живя в прошлом, я не могу не благодарить Создателя, что он уберег меня от самого ужасного переживания — угрызений совести — и сохранил еще во мне на 67-м году моей жизни радость бытия и веру, что придут, пусть после нас, лучшие дни, когда наступит действительное равенство между людьми и ничьи интересы не будут приноситься в жертву ни классам, ни партиям».

Он умер в 1937-м, на 80-м году жизни, в своей постели. Он потерял, казалось бы, все — любимую жену, своих детей, из которых рядом с ним остался только мой отец, остальные эмигрировали. Ему самому несколько раз предлагали эмигрировать, но он считал, что должен быть здесь и разделить судьбу своей Родины. Но, утратив все, он сохранил главное — верность себе, достоинство и мудрость.

В ноябре 1902 г. я посетил как-то Ивана Евменьевича Цветкова, только что построившего себе или, вернее, для своей коллекции картин на набережной р. Москвы, близ Храма Христа Спасителя, двухэтажный особняк в русском стиле по рисунку В.М. Васнецова. Из окон его главного зала я залюбовался открытым видом на Кремль и высказал И.Е., что завидую ему, что он нашел такое прекрасное место под выстройку дома. И.Е. поймал меня на слове и предложил указать мне еще лучшее место при условии, что я, приобретя его, построю дом также в русском стиле.