Более 20 частных профессиональных иконописных мастерских насчитывалось в начале XX в. в Москве. Чириковы, Тюлины, Овчинниковы, Сафоновы, Дикаревы, В.П. Гурьянов — без этих имен картина религиозной живописи Москвы начала века была бы неполной. Прекрасно владея техникой иконописания, работая в любых манерах и стилях, они создавали и типичную ремесленную икону, и уникальные по виртуозности исполнения произведения. Все определялось потребностями заказчика.

Здесь мы подходим к еще одной проблеме русского иконописания на рубеже веков: это кризис иконописного творчества, это захлестнувшая иконописание волна рыночной, безвкусной, грубой ремесленной продукции, это утрата в большинстве своем основ мастерства, а главное — идейных, духовных истоков. Стремление вернуть утраченные традиции и культуру стало еще одной причиной страстного обращения к русской старине. И здесь роль Москвы оказалась одной из главных. Художники, собиратели, ученые, иконописцы — все взялись за решение этой столь сложной и благородной задачи.

Так, В.П. Гурьянов, известный московский иконописец, выходец из Мстеры, владелец крупной мастерской, «поставщик Двора Его Императорского Величества», с успехом демонстрировавший свои работы на российских и зарубежных выставках, был активным членом Московского археологического общества. Общества любителей древней письменности, Общества любителей духовного просвещения.

Комиссии по осмотру и изучению церковной старины Москвы и Московской епархии. И именно он как реставратор раскрывал под наблюдением комиссии знаменитую «Троицу» Андрея Рублева и другие иконы Троице-Сергиевой лавры.

В.М. Васнецов, работавший в Московской комиссии по сохранению древних памятников при Московском археологическом обществе, наблюдал по поручению комиссии за реставрацией И.С. Чириковым иконы Смоленской Богоматери из Сольвычегодска. Раскрываются от поздних записей древние иконы в коллекциях, музеях, церквах — и перед зрителем предстает совершенно иной мир, мир незнакомый, поразительный, завораживающий, мир древнерусской иконы. Становится ощутимой та пропасть, которая разделяет современную и древнюю икону.