В 1754 году было завершено строительство большого белокаменного моста, который проектировал архитектор Д. Ухтомский. (После заключения Неглинной в подземный коллектор мост засыпали, фрагменты его недавно обнаружили во время земляных работ).

К этому времени слобожан уже оттеснила знать: с севера значительную часть улицы занимала протяженная усадьба графа .И. Л. Воронцова. Выше ее располагались владения «.Салгычихи» — богатой помещицы Д. Салтыковой, замучившей более сотни крепостных и заключенной в 1768 году в тюрьму (Ивановского монастыря. На улицег все чаще открывались лавки, салоны моды, и к концу столетия она все яв ственее становилась «центром московской индустрии роскоши и моды», местом гулянья состоятельных людей.

Современную застройку этой заповедной улицы отличает многообразие. Лишь кое-где сохранившиеся небольшие жилые дома и перестроенные барские усадьбы перемежаются с помпезными торговыми пассажами, престижными зданиями банков, деловых контор и многоэтажных доходных домов. Их нижние этажи составляли как бы сплошную ленту зеркальных витрин наиболее дорогих магазинов и салонов.

Улица — законодательница моды, демонстрировала и образцы моды архитектурной: господствовавшие в то время направления разнообразной эклектики и модерна. Примером могут служить громадный доходный дом в неоклассическом стиле I Российского страхового общества (№ 21/5, 1905 — 1907 гг., арх. Л. Бенуа, А. Гунст), в годы Советской власти здесь работал Наркомат иностранных дел; монументальный дом (№ 16), построенный арх. А. Эрихсоном в 1912 году так же в духе неоклассики с гипертрофированными деталями «разорванного» карниза, поддерживаемого могучими коринфскими колоннами; гигантский пассаж Джамгарова (№ 12, 1877 г., арх. А. Резанов), размеры которого подчеркивает его «низкорослый» сосед — всего в три этажа угловой дом купеческого общества (№ 10, 1889—1890 гг., арх.

А.     Каминский).

На самой заповедной улице практически нет памятников архитектуры, стоящих на государственной охране, за исключением палат Тверского подворья. Построенные в конце XVII века, они ныне скрываются

в глубине двора дома № 17, сохранившего непритязательный облик старожила улицы.