Далее на улице Чернышевского расположено несколько архитектурных памятников. За домом Апраксиных вправо отходит Барашевский переулок, сохраняющий название слободы, в которой жили бараши — слуги, во время походов возившие за царем шатры и разбивавшие их на месте стоянок. У излома переулка, как бы перегораживая его под прямым углом, стоит одноглавая церковь Введения в Барашах — своеобразный образец московского барокко, завершенная в 1701 году. Празднично яркий цвет памятника, богатство белокаменного убора с тщательно прорисованными деталями невольно привлекают внимание зрителя, рассмотрение этого своеобразного образца московского барокко «в профиль» отчетливо выявляет композиционную схему, в которой тяжеловесному, сужающемуся кверху массиву храма с четырехскатным покрытием противостоит стройный объем ярусной колокольни. Соединенные горизонталью трапезной, эти композиционные элементы как бы олицетворяют навеки застывшее в камне движение, стремление восстановить равновесие. Сохранились фрагменты ограды памятника с воротами, датируемые XIX веком.

Почти сразу же за углом переулка, отступя от красной линии улицы Чернышевского, возвышается, на первый взгляд, весьма странное монументальное сооружение с пышными оконными наличниками в стиле барокко. При внимательном рассмотрении в нем можно угадать радикально перестроенный храм Воскресенья в Барашах, возведенный в 1732—1734 годах.

Типичная для архитектуры послепетровского времени постройка была увенчена куполом с царской короной, что дало повод к распространению легенды о том, что именно здесь, вблизи от «Московского Зимнего дворца» императрица Елизавета венчалась с Разумовским. Сосредоточенные в этом своеобразном уголке Москвы памятники включены в сохранившуюся частично историческую среду и дают представление о различных периодах развития стиля барокко.

Представляет интерес фрагмент городской усадьбы конца XVIII века первого куратора Московского университета президента Академии художеств И. И. Шувалова, бывшего фаворитом императрицы Елизаветы. Несмотря на перестройки и утрату декора, главный дом (№ 38) сохранил великолепные пропорции классического стиля (это заметно со двора). .Вместе с «Управительским домом» и флигелем, он позволяет составить представление о богатом ансамбле, который приписывался архитектору В. Баженову.