Каждому из нас история видится по-разному. Для одного она — в цепочке фактов и дат, для другого заключена в папке со старыми гравюрами, для третьего — в исторических анекдотах, и все мы по-своему правы, потому что минувшее многообразно и многогранно. Многие из видений былого, проносящихся перед нами, будут так ярки, живы и красочны, что захочется «остановить мгновение», как это сделал московский художник Владимир Семенов, который не в первый раз обращается к излюбленной теме — историческому прошлому нашей Родины. Вы уже знакомы с серией его иллюстраций к «Слову о полку Игореве».

Серия открыток «Москва и москвичи» выходит тремя выпусками. В первом из них рассказывается о городе и его жителях в древние времена (XII—XVII века), когда Москва из безвестного поселения становится центром огромной державы— столицей всея Руси. С начала XVII века на добрых двести лет пальма первенства перейдет к детищу Петра, городу на Неве, но Москва не захиреет, и история ее не остановится. Об этом расскажет вторая подборка серии. Третий выпуск посвящен Москве, которую знают наши деды и отцы, Москве, которую знаем мы.

Шумели когда-то на земле ростовской нетронутые дебри, звенели в березовых зарослях ручьи, бежали по оврагам к речке. В лесах водились лоси да медведи, зверя мелкого тоже хватало, а птицы всякой — так и не счесть. И жили по речным берегам славяне — вятичи, которые долго после Владимира, что Русь окрестил, еще верны были и старым поверьям и прадедовым обычаям. Пахали землю, охотились, устраивали на полянах игрища, женились, болели, умирали. Хотели обменять .хлеб и меха на товары привозные — ехали в поселенье Москов, которое вдруг как-то выделилось из окружавших его селений и стало расти день ото дня. Место ли было удобное, боярин ли тамошний Кучка, что приехал сюда, другим не чета, люди ли особо работящие, так ли иначе,но богател московский посад, он же Кучково. Потом село забрал себе ростовосуздальский князь Юрий Долгорукий. Стояла Москва уже верный век, когда обнес ее новыми дубовыми стенами князь Андрей Боголюбский. Но еще до того, как насыпали мужики вал, укрепив его крюками, не мала и не бедна была будущая столица и стены еще и до князя имела. Когда в 1147 году князю Юрию