В доме (№ 21) находится президиум Академии художеств СССР. В начале XIX века старинная усадьба, принадлежавшая Потемкиным, в конце века перестроена по проекту архитектора А. Каминского в духе эклектики. Однако со стороны двора здание еще сохраняет некоторые классические черты. Миллионер И. Морозов здесь размещал свою картинную галерею одну из самых полных коллекций полотен французских художников конца XIX — начала XX вв. Она составила основу Музея нового западного искусства, собрание которого перешло в Музей изобразительных искусств им. А. С. Пушкина и Эрмитаж.

К образцам классицизма относится дом , построенный в конце XVIII века архитектором М. Казаковым для родственников героя Отечественной войны 1812 года генерала Ермолова.

Внушителен и строг фасад дома (№ 32), одного из наиболее интересных классических построек. Его родословная тоже уходит в XVIII век, когда он принадлежал помещикам Охотниковым. После пожара 1812 года здание перестроено в стиле ампир. Фасад главного корпуса имеет дорический портик. Симметрично расположенные флигеля и службы широким полукругом замыкают двор. Их кирпичные аркады украшены колоннами тосканского ордера, выполненными из белого камня. Вестибюль, лестницы и двухсветный зал переделаны в 1915 году архитектором А. Таманяном, сохранились фрагменты ранней отделки.

Между зданиями торжествующего классицизма в начале XX столетия на этой улице появились постройки в стиле модерн. Выразительный образец — доходный дом (№ 28), построенный в 1906 году талантливым архитектором Л. Кекушевым. Далеко вынесенный карниз подчеркивает плавные криволинейные очертания силуэта. Центральная часть отмечена вертикалями спаренных оконных проемов и нависающими друг над другом балконами. Круглое окно наверху обрамляют скульптуры. Эркеры, подобно ризалитам усиливают пластичность фасада. Впечатляет контраст гладкой поверхности- его облицовки и декоративного узора в виде стилизованных цветов верхнего этажа, издали напоминающего морскую зыбь.

Многоэтажные доходные дома несколько нарушили единство этого классического уголка Москвы, но не лишили его своеобразия.