Это церковь Иверской Богоматери, построенная в 1791—1802 годах известным зодчим И. Еготовьш (д. № 39), два жилых дома, каменный и деревянный, служащие примером послепожарной застройки Москвы.

К числу памятников по Б. Ордынке относится церковь Екатерины, которая была возведена по проекту архитектора К. И. Бланка в 1763— 1767 годах. Последняя убедительно демонстрирует светское истолкование культового сооружения. Сохранились так же придельная церковь Спаса XIX века, уличная ограда с двумя воротами и ограда по Щетининскому переулку.

Б. Ордынка выходит на Добрынинскую площадь, где завершается и другая заповедная улица — Пятницкая, значительно более оживленная и не утратившая бойкий торговый характер. Застройка ее, пожалуй, еще более контрастна и разнообразна. Рядом с многоэтажными жилыми домами советского времени можно встретить богатые особняки, подобные одетому в необычайно пышный наряд в духе барокко особняку (д. № 64) М. Рекк (1897 г., арх. С. Шервуд), доходные дома в неого- тическом стиле почти того же времени (№ 65) и в стиле модерна (№№ 13, 17), многочисленные образцы классицизма,  кое-где сохранившиеся палаты XVII века.

Наиболее впечатляющий памятник в стиле барокко церковь Климента, стоящая на углу переулка, который носит ее имя. Она была завершена в 1774 году и не имеет аналогий в московском зодчестве. Высказано предположение, что автором проекта был архитектор Г1. Тре- зини, который еще до начала строительства этого здания уехал из России. По другому мнению, им мог быть ученик В. Растрелли — А. Ев лашев. Подавляющий своей величиной даже сейчас, аогда он «зажат» в узкий Климентовский переулок, храм ранее доминировал над застройкой Замоскворечья. Его ликующе торжественная, мажорная архитектура, пластика крупных объемов, изобилие колонн, пышных наличников и фронтонов, сочных картушей, рельефно подчеркнутых ярко красным цветом фасадов, создают впечатление дворцовой постройки. Лишь могучее пятиглавие, составляющее приметный ориентир в панораме Замоскворечья, говорит об ином назначении. Колоссальная тяжесть и массивность главного объема, имеющего в плане форму креста, почти не ощущается благодаря сильно выраженным вертикальным членениям. Спаренным колоннам второго этажа, поддерживающим раскрегюванный антаблемент, вторят такие же колонны на высоких световых барабанах пятиглавия, которые как бы продолжают гурты — «ребра» куполов.