Есть и по сей день в столице нашей церковь, что на месте той, древней, стоит и прозывается на Кулишках. Кулишки же — это островки, что среди талых вод весною сухими остаются. В низине-то у Москвы-реки только там и можно было храм закладывать, чтоб его половодье не заливало.

Деньком погожим на улицах московских всегда людно было, и в XIV веке и в XV. Но в распутицу и в дождь без нужды да без дела со двора никто и не показывался. Даже в самом Кремле в ненастье монахи подворья Кирилловского из келий братских выходить боялись — грязь была непролазная. А на посаде и того чище — воз утонет, как его и не бывало. Но если бы только от одной грязи становились улицы Москвы опасными, это было бы еще полбеды. Пошаливали на посаде лихие люди, и голь грабила кабацкая, и слуги боярские. Челяди на дворах господских не счесть было, и все голодные да озлобленные добром чужим кормились. Чуть стемнеет, спешили прохожие по домам, запирались и псов спускали.

Но волей-неволей, а на улице показываться всем приходилось, чтобы по лавкам посадским походить или погулять выйти. Бояре да дворяне, те пешком не ходили, зазорным считали, не по сану, верхами ездили, а боярыни — в колымагах. Люд же простой пешим передвигался.

И красились же тогда женщины московские, чем больше намажутся, тем краше считаются, без сурьмы на улице и не появлялись, засмеять могли.

Вода, как известно, камень точит. Если же воде помогает ветер и огонь, то камню скоро придется худо. Начал поддаваться и московский известняк, из которого при князе Дмитрии Донском были сложены укрепления Кремля. Шли годы, ветшали стены, и вот наступило время, когда стало казаться, что вновь, как при Иване Калите, стоит над Москвой-рекой деревянная крепость — заплат дубовых стало больше, чем белого камня. Хочешь не хочешь, строй заново. Начали в 1485 году при великом князе Иване III, когда почти все княжения уже собрались под рукою Москвы, а у столицы всея Руси и крепость должна быть, какой отродясь никто не видел. Пригласили архитекторов из далекой Италии — Аристотеля Фиораванти, Марко Руффо и Алевиза Нового. За десять лет возвели стены и башни, по тем временам скоро, хоть и мастеров опытных было мало, да и денег нехватка — война с Литвою съедала.