Главный дом возведен в 1816—1823 годах с использованием находившихся на этом месте палат XVII века. Вместе с флигелями он образует парадный двор, ограда которого имеет двое ворот. Ансамбль типичен для позднего московского классицизма.

Группу разновременных памятников улицы Володарского завершает празднично нарядная миниатюрная церковь Успения «в Гончарах» середины XVII века.

Бесстолпная церковь увенчана традиционным пятиглавием, позолоченный центральный купол окружают луковичные главки, по синему фону которых разбросаны золотые звезды. Сложный белокаменный узор и спаренные колонны по сторонам от входа так же рельефно подчеркнуты цветом. Полихромность памятника обогащают цветные изразцы фриза, которым опоясана трапезная. Примечателен и декор придела, построенного в 1702 году. На его световом барабане установлены крупные удлиненные изразцы с выразительными изображениями человеческих фигур во весь рост, выполненными в духе народных лубков. Изготовил их Степан Полубес, который жил в Гончарной слободе.

О богатстве и разнообразии композиционных приемов русского классицизма, одаренности и изобретательности московских мастеров свидетельствует впечатляющий ансамбль, созданный на Таганской улице (ныне Интернациональная, 9—11) на рубеже XIX века. Одна из самых великолепных московских усадеб, принадлежавшая Баташову, уже более столетия занята под больницу. Этот подлинно дворцовый комплекс, поражающий размахом и масштабами, воздвиг, по-видимому, крепостной архитектор М. Кисельников, о котором известно пока очень немногое. Проект был выполнен Родионом Казаковым. Ансамбль уцелел во время пожара 1812 года потому, что в нем разместился маршал Мюрат и его штаб.

Главный дом «во вкусе умной старины» расположен в глубине парадного двора. Зодчему удалось достичь удивительной гармонии ансамбля, впечатляющего точно найденными пропорциями. От Интернациональной улицы усадьба отделена великолепной решеткой ограды строгого геометрического рисунку отлитой, вероятно, на Выксунских чугунолитейных заводах владельца. К пышным пилонам ворот с нишами и стилизованными раковинами примыкают своеобразные портики, на которых установлены литые добродушно-мудрые львы.