В основе ее лежит исторически сложившаяся планировка, закрепленная последующей застройкой. Своеобразна и топонимика, позволяющая «прочитать» далекое прошлое этих заповедных мест.

Воротами в Заяузье служат Астаховский и Малый Устьинский мосты, тде мы и начнем нашу прогулку. Над эффектно расположенными ярусами жилых домов заповедной зоны в междуречьи доминирует подобно гигантскому сталагмиту уступчатый силуэт многоэтажного жилого здания на Котельнической набережной (1954 г.,арх. Д. Чечулин, А. Ростковский). Как бы у него во дворе оказалась крутая Швивая горка, происхождение названия которой всегда вызывало любопытство москвичей. Поскольку на одном из старых планов она фигурирует как «Вшивая», некоторые полагают, что это деликатный «псевдоним» горки, так как у ее подножья стояло грязное болото. По другой версии «Швивая» — искаженное слово «ушивая», т. е. горка, покрытая ушем — тернием, колючей травой. Существуют иные объяснения приметного названия, например, по слободе швецов (портных).

На самом верху Швивой горки эффектно смотрится, как ее естественное завершение, церковь Никиты «за Яузой» (1595 г.). К ней ведет улица Володарского (бывш. улицы Гончарная и Швивая горка), следующая причудливому рельефу. Культовая постройка, средства на которую дал «торговый человек» Савва Вагин, типична Для своего времени. На подклете покоится белоснежный куб храма, Его фасады расчленяют лопатки. Полукружья закомар завершает стройный световой барабан с шлемовидной позолоченной главой. В середине XVII столетия к церкви пристроен придел, шатровая колокольня и терраса-гульбище с парадной лестницей, обращенной к Москве-реке. Все оии воспринимаются как единое целое вместе с древней частью памятника, возрожденного реставраторами.

Среди приземистых построек, облепивших склоны, ключевое место занимает бывший дворец Тутолмина, когда-то господствовавший в панораме Заяузья (Д. № 12). Один из первенцев утверждавшегося классицизма конца XVIII столетия, который приписывается В. Баженову и М. Казакову, беспощадно перестроен. Лишь в особой представительности массивного объема ощущается рука талантливого мастера. Напротив, соседняя усадьба Клаповской (Д. № 16), от которой веет чисто московским уютом и теплотой, почти не изменила своего облика.