Я думаю, что те строки, которые я хочу предложить вниманию русских граждан за границей и в которых я хочу вкратце описать мое пребывание на Лубянке 10, достаточно засвидетельствуют правдивость вышеприведенного анекдота. и с достаточной убедительностью.

Я — один из тех иностранных дипломатических представителей в России, которому пришлось пережить всё большевистское время. Только в июле месяце текущего года мне удалось всеми правдами и неправдами, с невероятными трудностями, заслуживающими отдельного описания, покинуть «Российскую социалистическую федеративную советскую республику».

Во-первых, должен напомнить, что дипломат, по большевистскому миросозерцанию, — есть лицо, которое наименее пользуется какими бы то ни было элементарными правами свободы личности, слова и т. п., так как имеет буржуазное право экстерриториальности, делающее его в стране «рабочих и крестьян» первым кандидатом в тюрьму.

К счастью, представляемая мною страна находится настолько далеко от Совдепского Царства и пунктов столкновения с «рабоче-крестьянско-красноармейским правительством» у нас настолько мало, что до июня месяца сего года мне жилось, по сравнению с другими коллегами, еще сравнительно спокойно. Но вскоре, после ареста Миссии Датского Красного Креста, добрались и до меня.

Это было в июне. В три часа ночи я вскочил с постели от страшного звонка. Неизбежная мысль: «ОНИ!» заставила меня тотчас же оглядеть комнату, не забыто ли случайно на виду что-нибудь, могущее перед ночными визитерами меня скомпрометировать, как-то: фотографическая карточка какого-нибудь знакомого офицера или политического деятеля из «разбойничьей компании Клемансо, Вильсона, Плеханова и прочих».

Да, это они Отряд Чрезвычайки делает свой очередной обход по подозрительным домам, квартирам, ища контрреволюционеров, дезертиров из красной армии, продуктов для реквизиции и оружие. Выхожу в переднюю. «Их» уже с десяток, вооруженных с ног до головы, среди которых есть и женщины в платочках и шляпах с винтовками в руках.