Я убедилась, я видела страдания «облагодетельствованного» революцией народа, я видела его недовольство, его возмущение, я видела его нравственное падение. Европа своей безумной политикой надолго укрепит большевиков, быть может, но день придет, когда Россия восстанет из гнили и смрада, отмоется от запаха крови и засияет снова, великой и могучей.

Братья Товбины. Кому только ныне не знакомы эти имена! Кто только не говорит о людях, ухитрившихся «пришить бороду» целому государству, кассе этого государства! Да будет им вечная память и. надежная, решетчатая камера! Пока же несколько штрихов о прошлом одного из Товбиных. Штрихов, рисующих его роль 8 лет тому назад в качестве чекиста, деятельного сотрудника Всероссийской Чрезвычайной комиссии, друга и приятеля жены самого Лациса.

1919 год был годом процветания деятельности ВЧК. Работала контрреволюция, работала подпольная спекуляция, но в противовес этим двум злейшим врагам «пролетарской диктатуры» действовали также чрезвычайки. И как еще действовали!

Да не об этом хочу говорить — мое дело маленькое: обрисовать роль одного из братьев Товбиных в период этот, «славы неугасимой», «славы», перед которой тускнеет «работа» нынешнего ГПУ.

Фамилия Товбина-Штейнвейса хорошо известна москвичам. Правда, не столько первая половина ее, сколько вторая, т. е. Штейнвейса — чекистский псевдоним старшего из братьев, занимавшего в 1919 году должность заведующего отделом борьбы со спекуляцией при ВЧК. Каким образом выплыл он на поверхность советской воды — неизвестно, факт лишь тот, что назначение его на такой ответственный пост состоялось по приказу самого Лациса, с гражданской женой которого Товбин-Штейнвейс имел весьма близкие отношения. Молодой, энергичный, хорошо умевший ладить с «начальством» и подчиненными, он скоро завоевал всеобщие симпатии собратьев по «ремеслу», и не один только советский спекулянт  обязан ему «стенкой» и казематами Бутырской тюрьмы. Между прочим, Товбину принадлежит инсценировка громкого дела «Москвотопа». Дела, по которому ВЧК было арестовано свыше 50 лиц, обвиненных в крупных махинациях с продуктами, гвоздями, спичками и т. д.